gvele

Тува. Монеты 1933 года

31 posts in this topic

зачем в августе? весной 20 лет

0

Share this post


Link to post
Share on other sites
14 минут назад, нахалёнок сказал:

зачем в августе? весной 20 лет

Я тебе уже объяснял на встрече. Извини не смогу быть. Это 100% жизнь вносит свои коррективы. Только осенью сможем свидеться. 

0

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 18.01.2024 в 22:03, gvele сказал:

А обрабатывать текст кто будет?

Ваше интервью я скачивал и без проблем скачал субтитры.
Дальше. можно просто ставить точки и запятые...
 

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

часть 1.  Л. Лаврук  Р. Рылов.
 

Л.Добрый вечер дорогие друзья!
Сегодня у нас в гостях Рылов Иван  Иванович - известный коллекционер, специалист 
по российской и советской нумизматике,  автор 15 книг и брошюр по нумизматике.
Спасибо большое что к нам пришли. 

Здравствуйте!
- Иван Иваныч, начнем с самого  начала. Как же все-таки вы начали собирать монеты?
Р. Ну прямо мало кто поверит - я пошел в первый  класс, а ровно через неделю мой 
одноклассник Миша Кутенко принес  одну копейку 1818 года Екатеринбургского 
монетного двора, в хорошем виде такая... 
И вдруг мне стало так интересно, я пытался 
у него ее каким-то образом выманить,  а он ни за что на свете не отдавал.
В результате я купил ему перочинный  ножик, рогатку и вот-такенный пакет 
пончиков с повидлом в школьном буфете,  прежде чем он мне отдал эту копеечку.
Ну а дальше болезнь развивалась вширь вглубь. 

Л.- А сейчас это монет у Вас?
Р.- Да она у меня, она в хорошем виде,и даже какие-то 10-е жирные 
годы наверно долларов 80-100 стоила. 

Л.- Как-же потом происходило наполнение коллекции?
Р.- А потом по знакомым, по родным...В основном пополнение были в виде 
полтинников всяких, рублей мало было совсем. Очень много было немецких 5 и 2 марочников 
серебряных гитлеровских потому что окупация была,  а потом, видимо, еще солдаты-победители в своих 
вещьмешках массово их привезли из Германии. 
Все же понимали, что серебро...
Я жил до 18 лет в станице Динской  Краснодарского края - районный центр в 
30 километрах примерно от Краснодара. И уже, то я в первом классе был - 60-й 
год, а это в каком-то четвертом классе,  поехали мой с мамой зачем-то в Краснодар.
Как положено в каждом городе улица Красная. 
Идем мы по улице Красной и там административное 
здание - Краснодарский городской комитет КПСС,  Краснодарский городской Исполком депутатов 
трудящихся, одно крыло здания, этажей 6. 
В другом всё тоже самое, только Краснодарский краевой... 
Роскошный цветник перед этим зданием, а через дорогу скверик. 
Вдруг я смотрю, в этом скверике одни мужики. Толпа. 
Я подошел, а там собираются нумизматы - одна кучка, вторая кучка фалеристы со значками и  
третья филателисты.
Ну и стал ездить в  Краснодар уже после 4 класса где-то.
Всегда я отлично учился и школу с золотой медалью закончил, в Артек меня посылали за отличную учебу.
Мама мне давала в качестве премии небольшие деньги, я на экономию на пирожках и 
ездил в Краснодар, покупал эти монетки. Не помню, не было ни альбомов, ничего, 
не каталогов никаких, но, я помню,  что я горстями их не возил как попало, 
не складывал и в газеты не заворачивал. 
То ли в бумагу какую-то чистую, в общем я с ними вежливо от обращался. 

Л. И какие были цены в то время?
Р. Цены какие… Та копеечка, которую я выменял у своего одноклассника, 
она тогда стоила копеек 50-70. Ему я отдал в общей сложности наверно рубля на 3.
Переплатил хорошо, но не жалею… 
Я был продвинутым мальчишкой.Я пошел в книжный магазин и купил громадную  карту мира, как в школе, во всю стену.
Поеду наберу там Эфиопия, Мали… Приезжаю, нахожу на карте…
Потом пошел купил книжку «Страны мира» и  заглядываю - там написано уже какая природа, ну 
естественно, где расположена страна, население,  какие национальности, какая природа, полезные 
ископаемые, горы, реки основные, прочее, прочее. 
То есть я не просто складывал в кучу…
А потом еще купил книгу «Валюты стран мира».А в то время еще было интересно, очень модно было собирать открытки с портретами артистов. 
И у нас одна девочка собрала где-то 400 таких открыток. Нужно ей отдать должное, она где-то нашла 
коробки, и вот она в две коробки сложила это всё. 
Как раз по размеру открыток, не болтаются ничего, все хорошо, по алфавиту там чтобы удобно найти. 
«Вот у меня больше 60 открыток только с Любовью Орловой». 
А я и говорю «А в каких фильмах снималась Орлова?». 
Она ничего не знает, чисто складирование, понимаете… 
Л.- А Вы как хранили свои монеты тогда?
Р.- Я хранил, просто в чистые бумажки заворачивал, да и всё.Потому что понятия не имел про  
минцкабинеты, выдвижные полочки… Как мог, чтобы они не терлись, не царапались, как мог…
Л.- А много ребята вообще собирало монеты? 
Р.- Мало вообще-то говорят, мало.Да я, конечно, нашел коллег из других школ,  
даже моих знакомых в этой динской, но человек 7-8.
Все коллекции слабенькие были. Самое смешное, что я долго-долго не мог найти 
советскую копейку с круговой надписью образца  1926-1935 гг., но не было и всё!
Я смотрел и в школьном буфете,  буфетчицу просил - они же в обращении 
еще были, они до 91 года в обращении… Ну вот не попадалась и всё….
А потом мой одноклассник  Женя Ольховский, он тоже собирал, и свою 
коллекцию в конце-концов подарил мне. 
И там была эта копеечка, и она меня порадовало больше чем всякие эти пятимарочники и  
серебряные там ядвиги какие-то, ну стандарт такой…. и даже американский доллар 1921 г. 
Я этой копейке был рад больше всего, такой был момент. 
Л.- Тоесть Вы собирали все школьные годы?
Р.- Да дошкольные годы, и потом уже приехал  в Москву и с 1973 г. стал посещать 
собрание Московского нумизматического общества в подвале на Академической…
И на Ленинских горах еще была неофициальная тусовка по субботам, 
а по воскресеньям и после клуба. Даже такси брали и ехали чтобы быстрее успеть на 
Ленинские горы в субботу - это день был там такой,  практически только на этих горах.
В 75-м я уже вступил в общество. Это общество было отделением 
Общества филателистов Юго-Запад.И первый членский билет общества 
Юго-запад, филателистического. Тогда же, не так давно, было 
дело нумизматов, когда многих  нумизматов осудили, коллекции конфисковали.
И нумизматика она и до конца СССР, в общем-то  каком-то таком положении была полулегальном.
На нас смотрели с опаской, но тем не  менее вот филателистов….
Л.-А много людей собиралось? 
Р.- Вы знаете, там были такие 
маленькие две комнатушки в подвале,  там была какая-то бытовка сантехников там всяких…
И что там две комнаты как мы здесь находимся… Одна такая, чуть-чуть может 
побольше, а вторая вообще крохотная. Там народу битком было, просто 
там не пройти не продохнуть.Вообще общество это сменило, 
наверно, больше 20 разных мест. 
Самое первое было до 80 года, перед Олимпиадой нас оттуда попросили… 
Кто-то был, видимо, при этом ЖЭКе, которому подвал принадлежал, и нас перевели в красный  
уголок этого же ЖЭКа.Это на метро Профсоюзная, ну рядом Академическая, Профсоюзная…
Но там мы недолго были - месяца три-четыре. Оттуда нас перевели на Шабаловскую 
в клуб, бывшую церковь. Там уже места больше было, намного большой.
Зал, кинотеатр, клуб строили,  места было больше уже конечно.
Потом скитались мы по разным углам и сейчас продолжаем можно сказать тоже самое.
Я определился, что я буду заниматься советскими  монетами уже в Москве, по годам, а 
позже перешел и на разновидности. 
Россию, я понял, что всю не собрать и стал собирать только основные типы. И то не удалось многого добыть.
Л.- Это уже в каком году? 
Р.- Ну это уже, в общем то, наверно, 77-78 окончательно у меня это сформулировалось как направление чем я буду заниматься.
Тут как раз вышла книга  Узденикого «Монеты России и СССР». Каталогов почти не было, был каталог Петрова. 
В трех изданиях он издавался, ну в частности вот такое было второе издание. 
Здесь были описаны монеты России, начиная от удельных и кончая до Николая II. 
Другой литературы практически не было.Был еще каталог Харриса, американский, тоже мало доступный.
Все это в оригиналах  стоило дорого - до 200 рублей за книгу, но народ 
у нас изобретательный и, несмотря на то что тогда  запрещено было делать ксерокопии просто так,
Все копировальные аппараты были на учете, но делали ксерокопии все равно.
Размножали разными способами. 
Л.- И ксерокопии тоже продавали же?
Р.- Продавали, да. Причем мне не известен ни один случай, чтобы кого-то там за эти  ксерокопии задержали, неприятности какие-то.
Ясно же что все это нелегально делалось, ну как-то вот не преследовали. 
15 рублей стоил такой ксерокс. 

Л.- А Краузе еще не было?
Р.- До Краузе чуть попозже, Краузе пошел где-то года с 88 года, стоил безумных денег, что-то 
200-250 рублей, это было очень много в то время. Средняя зарплата по стране и 150 рублей 
не было явно, 120-130 может в то время. 
Л.- Хорошо, а вот о стоимости монет, ну чтобы люди могли сопоставить. Допустим вот полтинники советские сколько стоили тогда?
Р.- Полтинники стоили, когда я начал  ходить общество 73-75 год где-то…
Как сейчас помню 1 рубль 56 копеек. Был приемный пункт на Старом Арбате, не доходя до бывшего этого пивбара Жигули,  
знаете, влево вниз, выходишь и прямо практически упираешься в эту скуку. 
Полтинники принимали по 1 рублю 56 копеек, но на вес. 
Ну так это выходило в среднем.И были даже люди, которые скупали их по  
рубль пятьдесят и шесть копеек зарабатывали.
50 полтинников скупил - 3 рубля заработал. 
Это были какие-то деньги в то время… Про эту скупку могу, кстати, рассказать один эпизод.
Был у нас в клубе такой Георгий, полковник в отставке, добродушный хороший человек.
Его сын работал в Италии, присылал ему монеты  Ватикана, Сан-Марино - тогда это был жестокий дефицит. 
Он их как-то продавал здесь, я у него немножко покупал, немножко на этом зарабатывал, как тогда говорили.
Еще не говорили купить для перепродажи,  это же спекуляция.
Говорили «для обмена» взял… Вот ну и этот Георгий пришел и какие-то монеты, ненужный металлолом, решил сдать. 
Сдал. За ним женщина стоит. Он как-то задержался, не сразу ушел, то ли деньги перечитывал,я не знаю, ну задержался.
Вдруг смотрит, женщина эта  дает полтора рубля «Бородино» приемщице.
А та говорит: «О, я никогда такую монету не  видела», достает вот-такой напильник запилить её.
Я, говорит, как закричу: «Что Вы делаете,  это такая монета редкая, интересная!»
И женщина говорит: «Отдайте обратно, я не буду сдавать».
А эта приемщица на него:  «Я оперативников вызову, мы тебя привлечем, ты 
не первый раз тут сдаешь, мы с тобой разберемся». 
Он горит, я вышел, от греха подальше, у дверей стою. 
Женщина эта выходит, я ей говорю: «Вы не стали сдавать?» «Не стала» 
«Я хотел бы у Вас купить, можно?»
«Ну а сколько Вы дадите?» 
Он говорит «200 рублей»
«Ну то-то мало, а может как-то там…» «Она стоит по металлу 15 рублей 13,50 даже»
В общем купил за 200 рублей эту монету,  принес показал, я ему, не помню 
точно, но давал 1800 что ли. Он мне ее не продал.
А с женщиной с этой,  он говорит «Есть у Вас еще что-то?»
«Есть, дома, еще четыре монеты» 
Поехали, она его в квартиру не пригласила, выносит 
четыре монеты по одному рублю, простые года, но в очень красивом виде, но 1849, такие простые...
Говорит: «Ну, хорошие монеты, почем можно купить, если продаете?»
Она говорит: «Большая  монета 200 рублей, эти по 100»
А они стоили по 25 рублей,  он и говорит: «Ну я по 20 могу дать».
Нет, так и не продала ему А с этим «Бородино» беда и огорчение произошло.
Ребятишки у нас были картежники и они его  вовлекли в компашку и играли трое на 
одного и выдурили у него все на свете. У него вклад был 15 000 
рублей. Выиграли у него все. И Россия у него была и Германия 
приличная коллекция, все тоже ушло. Хорошо еще, что успел дачу 
купить - остался ни с чем. 
Л.- А что вообще собирали тогда больше?
Р.- Больше всего Россию собирали конечно. Советы по годам собирали.
Ну что интересно, тогда реформа  61 г. не так давно прошла, и, почему то, 
вот эти монеты после 61-го, а там ведь с  65-го до 75-го довольно много монет было редких, 
которые в обращении практически не найти было. 61-го тираж, например каких-нибудь 
20 копеек, был, я условно говорю, 150-170 миллионов, в 62-м того же номинала, 
скажем, 100 миллионов, а в 65-м 70 тысяч. Значительно реже и очень трудно 
было их искать, но народ не хотел платить за ходячие монеты больше номинала.
Потом уже, как-то убедились, что самому не  найти, а вроде бы дырочку то надо заштриховать, и 
уже стали платить какие-то денежки выше номиналаю 
Л.- Но насколько больше? Там 
два номинала, три номинала? 
Р.- Нет, там как-то очень быстро 
ценность сформулировались,  и там были например гривенники 65-68.
68-й стоил самый дешевый 3-4 рубля,  а те, в зависимости от жадности, 
от 5 до 10 рублей продавали люди. Наборов не было от копейки 
то рубля сувенирных этих. Монет достоинством 15, 20 копеек, 50 копеек 
и 1 рубль 1970-1971, их в обращении не было. Тогда вообще их ни у кого не было, продавались 
они за валюту в Березках, стоили копейки правда. Что-то типа 2,5 или даже 2,27 инвалютных рублей, 
но нашим людям зайти нельзя было, а потом  валюту нельзя было иметь.
Возможности купить не было,  но приезжал кто-то знакомые, включая 
полу капиталистическую страну Югославию. Они имели возможность купить и, как 
сейчас помню, что все я собрал и не было у меня как раз рубля 69-го.
Его тоже в обращении не было. Все остальные номиналы были, из 69-го 
только рубля не было, а эти 15, 20,  50 копеек и рубль 1970-1971.
И пришел, еще даже в подвале в  конце уже перед восьмидесятым годом, пришел 
один мужчина и принес три набора этих. А они почему-то стоили 70-е - 
120 рублей тех-то еще, настоящих. 71-й -100 и 69-й – 50, итого 270.
Я ему готов был дать 250, он мне не отдал. Потом в конце подходит: «Ну ладно», 
может у него ни один набор такой был,  может остался, никто не купил.
«Ну ладно», горит, «забирай». Меня что-то уже жаба задушила, как это 
говорят в наших кругах, в простоте мне  стало жалко просто денег за это платить.
Я говорю: «Ты знаешь, деньги потратил, нет денег». И не купил.
А потом буквально через 2-3  месяца эти монеты появились в обращении.
Появились они в обращении тоже интересно. В то время возродилась традиция ленинских 
коммунистических субботников и народ шутил,  горит в хранилище провели тоже субботники, 
добрались до мешков с этими монетами. Они стали встречаться в обращении, 
но, буквально, прошло месяца 3,  максимум 4 и все выгребли, и снова их не стало.
Л.- Эти 250 рублей, это оказалось много или мало  после того как их нашли?
Р.- Много, дорого конечно,  но монеты, они наборные конечно, это немножко другая категория. 
Ну тогда их особенно никто не делил, цель была закрыть. 
Но они появились в обращении.На пальцах посчитать рубль стал стоить 15 рублей, полтинник 3,18 и две 
монеты там от семи до десяти, грубо 15. Посчитаем - 35 рублей все вместе
Л.- А сегодня, кстати сколько они стоят.
Р. Все изменилось. Пятнашка 70-го, например, сейчас стоит в очень красивом виде тысяч 25. Пятнашка 71-го наверно и 10 
000 не стоит или 10 где-то. Двадцатки грубо по 7000.
Пятак 70-го стоит 7000 нормальный,  если красивый может и 10 стоить.
Двадцатки 70-71 тоже там 5-7 тысяч, какие-то такие цифры, не заоблачные.
Л.- Иван Иванович, а вот смотрите, вот когда  уже в Москве Вы стали ходить в общество, а тогда 
как монеты хранили, уже были альбому какие-то? 
Р.- Вы знаете, самые первые альбомы, которые я помню, были болгарские. 
Такая книжечка раскрывалась вот так, и здесь была прозрачная страничка. Отсюда вкладывался  
как бы лист который вставлялся. Выдвигались монеты и можно видеть было одну сторону только. 
А потом появились уже альбомы известные нам венгерские, эти знаете, черные с красным,  
уже такие цивилизованные.
Л.- С мутным пластиком? 
Р.- Нет-нет. Венгерские хорошее, но они дорогие, они стоили большие такие высокие по 15 рублей. 
Венгерские они хороший пластик, но дорогие.А потом уже позже намного, пошли таллинские  
квадратные, еще кто-то делал, но там вообще делали жуть какая-то, потому что  
они вообще там непрозрачные были.Таллин хотя бы прозрачные. Кстати, тот завод таллиннский закрыли по настоянию 
экологов, говорят производства вонючие, вредные. 
Л.- Ну и сами альбома я помню так характерно пахли.
Р.- Да-да, от них запах пластика такой четкий. 
Л.- Хорошо, Иван Иванович, а вот если вспоминать все таки про общество, про клуб где собирались. 
Где было наиболее удобное место?
Р.- Да сложно даже сказать,  наверное одну из наиболее удобных было 
все-таки уже в конце - кинотеатр Аврора. Там где побольше фойе и зрительный зал и сцена.
Там в таких помещениях когда собирались,  просто где больше площадь и все.
Вначале, когда не было столько народа ещё, вот эта церковь на Шаболовке 
бывшая, которую переделали в клуб. Там тоже весьма было хорошо потому тоже 
там фойе, и в зале можно было, а потом  там еще народа в то время не очень много было.
Максимально, я не могу точно по датам сказать,  но больше тысячи членов клубов было на мой 
взгляд, 1350 говорил Герольд Александрович. И уже вынуждены были прекратить прием в члены 
клуба, потому что уже некуда девать народ было. 
Л.-Это в какие годы?
Р.- Где-то это уже ближе  это при Горбачеве, уже видимо ближе к 
распаду СССР, конец Горбачева, 88-89. Уже появились кооперативы, 
появились люди с деньгами,  ну и поэтому и цены на монеты потихоньку поползли.
Инфляции официально не было, и по-прежнему батон  нарезной стоим 13 копеек как было и давно-давно и 
пакет молока двух сортов был 32 копейки литр и 36  копеек литр, все это сохранялась.
А монеты уже стали дорожать,  уже два, потом в три раза.
И в это же время появились  золотые монеты и никто уже за них не 
преследовал, ни за продажу ни за покупку. Раньше в клубе нельзя было 
золотую монету показать. Если показал, и там вечно шлялись оперативники 
в штатском, можно было уйти из клуба ни одному. А потом еще домой приду с обыском.
Л.- А сколько стоила николаевская десятка? 
Р.- Ну это я тоже перед Олимпиадой уже покупал, первую пятерку я купил еще 
каким-то мальчишкой, в музыкальной школе занимался и у одной девочки мама, что там деньги нужны были,  
и она продала за 25 рублей.Я своей маме сказал она мне  купила такую монет. Самую простую, 5 рублей 
1898-го, немножко походившую, но приличную. 
А первую десятку я купил за 420 рублей, вот.
Л.- Это в каком году? 
Р.- Перед Олимпиадой, в 78-м.
Л.- Это еще были настоящие деньги, настоящие рубли. 
Р.- Да, вполне настоящие. Они ненастоящими стали уже в конце Горбачева, совсем уже. 
Я говорю, вот после появление кооперативов, причем не просто, а пока там все это развилось понимаете,  
несколько лет это уже 89-90-91.
Тем более 91-й уже всё. Уже  перестали зарплаты платить.
Л.- Ну а количество коллекционеров  постоянно увеличивалась, да?
Р.- Оно увеличивалась где-то вплоть  до распада СССР и после распада СССР 
первое время очень много было народу. Несмотря на инфляцию, на падение 
рубля, на то что все обнищали,  но как-то коллекционеров очень много было.
В особенности в это время совсем расцвели  советы по годам, прямо там очень многие собирали.
18 апреля 1989 года открыли магазин Нумизмат,  первый магазин на территории СССР в новейшее время. 
До революции, после революции сразу, естественно, было все это, а потом поприкрывали. 
Вся эта тусовка на пятачке возле Нумизмата, она же там сразу и возникла. Очень многие собирали.
Магазин этой темой не занимался  советской, там и комиссионки сначала не 
было, а около магазина толпился народ. 
Л.-Наверное людей из других городов приезжали?
Р.- Да много народа было. Не смотря ни  на что приезжали из других городов.
Потом начали выпускать полированные рубли всякие,  Нумизмат же ними торговал вовсю.
И там очереди за ними стояли.  Правда стояли еще не затем.
Когда я там стал работать и  Людмила Григорьевна Иванова, первый директор, 
а потом она стала и хозяйкой этого магазина, его приватизировала, мне сказала:
«Иван Иванович, как же так народу  меньше-меньше-меньше. А раньше очереди стояли.»
А я говорю: «Людмила Григорьевна, а зачем  очереди стояли?»
«Ну за монетами.» Я говорю: «Да нет, не за монетами». «Как 
не за монетами, они же монеты покупали». Я говорю: «Дело в том, что 
это у них работа такая была.» Они покупали, например приходят 7 
видов монет и продавались 4 штуки  в одни руки. 7 видов по 4 - 28 монет.
Они выходили на 50 копеек дороже тут  же кому-то продавали за углом.
Итого 28 на 0,5 - 14 рублей. За  эти 14 рублей нужно было некоторым два дня 
работать например, а тут отстоял очередь,  вышел и снова встал в очередь.
Работа у них такая была. Она даже этого не поняла в то время. Ну и хорошо, потому что если начала продавать тысячами 
коробками - прихлопнули бы быстро. 
Л.-А когда пошел спад коллекционирования?
Р.- Спад очень сильный пошел конечно  после обвала рубля который устроил Центробанка искусственным образом. 
Этот спад продолжается до сих пор.
Л.- То есть это очень сильно  подкосило коллекционеров?
Р.- Подкосила не то слово, даже дефолт 1998 - рубль обесценился быстро 
в 5 раз, но потом восстановление пошло и как  то тогда не было такого удара.
А вот после конца 14-го начала  15-го спад так и идет.
Л.- Значит будет подъем? 
Р.-Ну по идее, да, и с ценами так было…
После Олимпиады придумали инструкцию о порядке проведения сделок с монетами из драгоценных металлов.
Это совместная работа Министерства культуры,  Министерства внутренних дел 
и Министерства финансов. Эта инструкция была образцом бюрократического идиотизма. 
Например там были такие пункты: чтобы собирать нужно было поставить коллекцию на учет в районном  
отделе культуры, а на учет принимались только коллекции представляющие из себя  значительную нумизматическую 
историческую и культурную ценность. То есть с нуля нельзя было собирать.
Более того Дмитрий Иванович Андреев,  который имел одну из лучших коллекций советов 
в СССР, пошел как законопослушный гражданин  в районный отдел культуры.
Ему сказали, молодой человек,  у нас нет специалистов по нумизматике, 
мы в этом ничего не понимаем и мы вашу  коллекцию на учет взять не можем.
Кроме того, там было еще такое: если  вы хотите купить-продать монеты из драгоценных 
металлов, то вы должны предоставить экспертам  подлинные экземпляры этих продаваемых-покупаемых 
монет и какой-то там эксперт должен решить  целесообразно или нет вам покупать эту 
монету, приобретать для своей коллекции. И еще одно: если она стоит больше, не помню 
точно, 60 либо 70 рублей, по эту сделку нужно  было ещё официально оформлять у нотариуса.
Л.- Ну то есть, это не работало, да? 
Р.- Не работало.
Л.- Никто так не делал? 
Р.- Был у нас завхоз Василий Петрович, с такой фамилией, забыл к сожалению, Бессменный. И он увидел у меня в альбоме 
20 копеек 1924 биллоновую. Она стоила наверное, тогда уже серебро подорожала, когда полтинник 1,56,  она стоила копеек 30 наверно, ну а тут, я 
не знаю, может 60 копеек стоила, в 2 раза, ну что-то но меньше рубля явно.
Он увидел у меня такую одну монету и говорит:  «Ваня! Что ты делаешь! Спрячь! Убери! Тебя 
посадят, из-за этой монеты наш клуб закроют!» А у Володи Рзаева реально был один 
товарищ по переписке и Алма-Аты. Фролов фамилия, не помню как звали. Причем он 
был достаточно уважаемый человек, заместитель  начальника какой-то там механизированной 
колонны в которой человек 300 работало. И его прихватили в клубе в Алма-Ате - он купил 
несколько полтинников и штук 30 билоновых монет. Быстренько оформили дело, из партии 
выгнали - партийный был на такой должности. Коллекцию конфисковали. Дали ему три или 
четыре года, которые он отсидел от и до. 
Вышел, за это время жена продала дом, уехала куда-то. Он вышел никому не нужной, выброшенный 
из партии, снятый с должности, судимый,  ни дома, ни зарплаты, ни работы.
Никуда не берут судимостью. Из-за  нескольких полтинников и 30 монет Николая 
II и первых годов советской власти – 10,  15, 20 копеек - человеку полностью 
изуродовали биографию и жизнь можно сказать. Вот этот такие были времена. И в это время 
цены на монеты русские упали прилично. Рубль Ивана Антоновича стоил чуть 
ли не две тысячи перед Олимпиадой,. Когда эти инструкции вышли, были 
предложения там по 1,5 тысячи, 1300,  чуть ли не 1100. В нормальном таком виде не 
АЦ, как говорится, но такой, коллекционной… Так что было и падения, потом снова выросло.
Л.- Ну и работа клуба нумизматического тоже не  была безоблачной, ведь в какой-то момент 
прекращали работу, нельзя было собираться. 
Р.- Да это и не один раз такое было.А самое-самое, я не застал,  в 1969 году дело нумизматов было.
К столетию Ленина наши доблестные  органы решили сделать подарок.Инициаторы были в Киеве, и они решили  
пошерстить наиболее выдающихся коллекционеров нумизматов на территории СССР, все это дело  
конфисковать и передать в фонд государства. Началась все это в Киеве, перешло потому что  переписывались, перешло в Москву.
И в Москве тут кучу народа… Даже в журнале «Человек и закон» была статья, 
по моему называлась «Дело нумизматов*». Вот и в общем, под шумок конфисковывали коллекции, 
разворовывали частично, а что-то передавали… Вот Юрия Сауловича Хидекеля, такой 
был коллекционер, была, можно сказать,  наверное лучшая коллекция монет Императорской 
России в частных руках на территории бывшего СССР. Ну эти наивные ребята ходили в Исторические 
музеи, общались с работниками музея,  показывали, что им удалось достать.
И Юрий Саулович однажды купил какую-то  очень сильную коллекцию, чуть 
ли не дворянскую наследную. Принес показал рубль Петра I, то ли 1707, то 
ли 1710 года, пробный, с надписью «российский  рублевик» там сверху они… какой то из этих…
Крайне редки. И там была заведующая отдела  нумизматики Мец, не помню как 
ее звали, почему-то у меня в  голове Вера, но не Вера, точно Василий помнит…
Она увидела, говорит: «О! У нас в музее такой нет,  продайте. Мы вам дадим 3000 рублей»
А Хидекель говорит: «Да я сам собираю,  я напишу завещание, помру и все вам отойдет»
Она говорит: «Ну мы вам дадим 10 «гангутов». Он говорят: «У меня в коллекции есть 
«гангут» полированной, есть обычного  исполнения и есть то, что у нас называют 
бриллиант-анциркулейтед», это когда вся монета  блестящая, и есть еще один в подмене.
Ну него в обмене тоже не один был. «К тому же он 100 рублей стоит «гангут», 
и мне надо еще продать эти 10 штук чтобы  тысячу и получить, а Вы только что 
3 предлагали. Не буду продавать» И она говорит, это женщина, 
«Но вы об этом ещё пожалеете» Ну и пожалел он, когда к нему 
пришли, всю коллекцию изъяли,  сыпали в посылочной ящик, не переложили ничего…
Эти ребята сидели на Лубянке в подвале, говорили  что нет на Лубянке тюрьмы в наши времена.
Он говорит что они там сидели три  или четыре месяца в подвале.
Их каждый день вызывали на допросы  разные люди повторялись и разные исследователи и 
уговаривали отдать все и некоторых коллекционеров  московских привлекали еще в качестве свидетелей.
Их никто не осудил но у них на всякий случай  изымали коллекции, не буду называть фамилию, 
человек известный в общем-то, у него забрали  коллекцию следователи из славного города Киева.
Потом он прошел свидетелем, ему приходит письмо  приезжайте, забирайте свою коллекции.
Он приехал, тоже в посылочной ящик  все заложили и упаковали, и ему отдают…
У него изъяли, описи не было как таковой,  условно изъято 210 монет с надписью 
1 рубль из металла серого цвета. Ему отдают 210 монет. У него там был полуторник 
«семейный», у него был «бородино», были молодые  Петр и Елизавета Досье Иван Антонович там, прочее 
прочее, все памятники там и «трон» и «гангуты». А ему отдают тертых Николаев, рублей 24 года.
Даже у него были рубли 22-го АГ и ПЛ в очень  высокой сохранности, и даже их подменили.
Он говорит: «Это не моё, ребята, ну вы что…» 
Ему говорят: «Бери что дают, а то мы тебя быстро из свидетеля сделаем обвиняемым» 
Вот такие были времена.Но мы надеемся, что сейчас этого не будет уже, 
и постепенного востановится все таки все.
Л.- Но, наверное, в целом сейчас угасает  интерес к коллекционировани., 
в том числе и к нумизматике. 
Р.- Ну я могу сказать на эту тему, что филателия практически уже совсем умерла. 
Когда нет практического применения чему-то, народ быстро забывает,  и не понимает зачем это все.
Сейчас … Вы Игорь Александрович, давно  писали письмо в бумажной форме?
Л.- Давно, да. 
Р.- Я и не вспомню. Я наверное до 2000 года где-то писал. Вот так же и все. 
И сейчас многие от организации приходят письма, там марка прямо на конверте. 
Очень мало марок использует реально, и люди уже не понимают зачем это вообще все нужно. 
Когда она не используется как то, так интерес атрофируется. 
Не будет наличных денег, ни в бумажной ни в металлической форме, пройдет два-три поколения  
и какой-то молодой человек, который начал было собирать монеты, увидит прекраснейший  рубль Ивана Антовича, и скажет: «Ох нифига себе, 
и за эту серебряную плюшку я должен заплатить 2 миллиона «депозитов», да я лучше на эти деньги 
слетаю с подружкой в турпоездку на Венеру». И на этом нумизматика закончится.
Она никуда не денется, ну не будет  такого же ажиотажа, больших очередь, цен.
Будет с одним из предметов прошлого, как кинжалы,  кольчуги, какие-то кувшины и прочее прочее…
Но такого уже не будет, чем меньше будет наличных  денег, тем интерес будет угадать.
Л.- Но я думаю что на наш  век то еще коллекционеров хватит.
Р.- На наш век конечно хватит, я думаю что еще и… 
Л.- Следующее поколение, да…
Р.- Следующее, еще может следующие,  до 21 века наверное еще будет все равно активно.
Дальше уж я не знаю. 
Л.- Спасибо Иван Иванович, очень 
интересно! Еще придете к нам? 
Р.- Да, обязательно.
Л.- Расскажите? 
Р.-Да
Л.Да, хорошо, спасибо!

 

3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Есть програма которая переводит реч в текст https://any2text.ru я правда не пробовал её.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 часов назад, BOTIZ сказал:

Есть програма которая переводит реч в текст https://any2text.ru я правда не пробовал её.

пушка!

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

astrapage.ru