Перейти к содержимому


Фотография

к любителям хоккея


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 1017

#801 sovetoff

sovetoff

    академик

  • Не даёт репу
  • 6 888 сообщений
  • родной язык:русский
  • Имя, отчество:ТУРК Я
  • Номер карты:Номер карты
  • Пол:Мужчина
  • Город:Потолок
Репутация: 1 115
PROOF

Отправлено 21.05.2012 - 21:27:11

У тебя телефон не отвечает.

Да советова базлает.Типа "встретились" два алкаша.
Я,говорит,думала,что штирлиц-"вратарь",а он такой же,как советов.
Щас,труба подзарядится.
пс.Пить не буду,в завязке пока.

#802 Jaroslaff

Jaroslaff

    красный классик * * * Юзер 2012 года

  • Коллекционер
  • 22 407 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Пермь
Репутация: 3 508
Prf70

Отправлено 21.05.2012 - 21:27:59

.
пс.Пить не буду,в завязке пока.



А я - буду. Завтра.

#803 Max Otto von Stirlitz

Max Otto von Stirlitz

    Юзер Года-2014

  • Коллекционер
  • 7 357 сообщений
  • родной язык:русский
  • Пол:Мужчина
  • Город:Berlin
Репутация: 1 676
Prf69

Отправлено 21.05.2012 - 21:30:55

ОН НЕ ВЛЮЧЕЦЦО, БЛЕАТЬ!

#804 Max Otto von Stirlitz

Max Otto von Stirlitz

    Юзер Года-2014

  • Коллекционер
  • 7 357 сообщений
  • родной язык:русский
  • Пол:Мужчина
  • Город:Berlin
Репутация: 1 676
Prf69

Отправлено 21.05.2012 - 21:32:40

А я - буду. Завтра.


А я буду прямо сегодня. Ваше здоровье, Ярослав Владиленович!

#805 Max Otto von Stirlitz

Max Otto von Stirlitz

    Юзер Года-2014

  • Коллекционер
  • 7 357 сообщений
  • родной язык:русский
  • Пол:Мужчина
  • Город:Berlin
Репутация: 1 676
Prf69

Отправлено 21.05.2012 - 21:36:55

Да советова базлает.Типа "встретились" два алкаша.
Я,говорит,думала,что штирлиц-"вратарь",а он такой же,как советов.
Щас,труба подзарядится.
пс.Пить не буду,в завязке пока.



Я не вратарь, всю жизнь защитником играл. Башашкиным, если по-простому. Номер 3.

#806 Случайный прохожий

Случайный прохожий

    плюшевый маньяк

  • Без репы
  • 6 658 сообщений
  • родной язык:русский
  • Имя, отчество:Лаврентий Августович
  • Пол:Мужчина
  • Город:Звенигородский уезд, Горетов стан, казённые земли
Репутация: 543
PROOF

Отправлено 21.05.2012 - 21:40:54

Вспоминай, какие кнопки вчера по-пьяни жал

#807 sovetoff

sovetoff

    академик

  • Не даёт репу
  • 6 888 сообщений
  • родной язык:русский
  • Имя, отчество:ТУРК Я
  • Номер карты:Номер карты
  • Пол:Мужчина
  • Город:Потолок
Репутация: 1 115
PROOF

Отправлено 21.05.2012 - 21:44:27

Я не вратарь,

советова,наверное подумала,что ты по паспорту "вратарь".
-Посмотри на вратарей:
Что ни маска, то еврей!

А я ей говорю,что ты наш-гусский.

#808 Max Otto von Stirlitz

Max Otto von Stirlitz

    Юзер Года-2014

  • Коллекционер
  • 7 357 сообщений
  • родной язык:русский
  • Пол:Мужчина
  • Город:Berlin
Репутация: 1 676
Prf69

Отправлено 21.05.2012 - 21:50:52

Сразу стало ясно, почему в последние дни он часто перехватывал испытующие взгляды, почему при его приближении наступало молчание... И вчерашний звонок из ЦК: "Утрясти вопросик..." - наигранно небрежным голосом... Не впервой с некоторым опозданием он открывал для себя притаившееся, тесно сплоченное недоброжелательство тех, кто всегда преданно смотрит ему в рот. И каждый раз это вызывало не возмущение, не гнев, а тягостную безнадежность. Что, собственно, стоит его шумный успех? Что стоят неумеренные восторги по роману "Молодая гвардия" - скоропалительной библии послевоенных лет! - который он написал по заказу, против своего желания, вначале стыдился, потом уверовал: если принимает народ, то в самом деле, должно быть, хорош. И что стоят его выступления на многочисленных собраниях, когда он говорит не то, что чувствует, а то, что от него ждут. Он поступает не так, как считает нужным, - приспособляется. Не хозяин положения, не хозяин себе, и все, что он делает, завтра будет погребено под новым наслоением столь же незначительных дел. Он временщик и творит временное. И, как всегда, от мутной безнадежности потянуло куда-то, к кому-то, нет, не к тем, кто способен помочь - этого никто не может, - способен понять. И он заторопился, заранее страдая от того, что могут окликнуть, задержать, что на лестнице, возможно, встретятся знакомые, придется здороваться, говорить о пустяках и прятать, прятать голодное выражение лица. Дощатые забегаловки и пивные ларьки, где продавали водку в розлив, открывались поздно, и алчущие сбивались к гастрономическим магазинам. Рыхлые, с темными воспаленными физиономиями, с ухватками службистов - деловитые завсегдатаи-алкаши; не завсегдатаи - просто желающие "поправиться", болезненно зябнущие после вчерашнего перепоя; свихнувшиеся папаши хороших семейств, прячущие в поднятые воротники пальто истомленно-брезгливые лица; рабочие, еще не ставшие подонками; подонки, еще но свалившиеся под свой последний забор, - разнообразен состав тех, кто не может начать день грядущий без ста пятидесяти граммов. Среди них бывали люди, которыми гордится Россия. Навстречу Фадееву сразу же качнулся мужчина в расхлюстанном без пуговиц полупальто, с физиономией, состоящей из мешочков, складочек и ржавой щетины. - Башашкиным будешь? Башашкин - недавно вошедший в известность футболист, т р е т и й номер в защите. И член ЦК, глава советских писателей Александр Фадеев согласился стать "Башашкиным". Раньше Фадеева к ржавомордому примкнул парень-рабочий с волевой челюстью и виновато увиливающими от прямого взгляда зрачками, начинающий алкоголик, еще сохранивший пока способность стыдиться самого себя. Читать полностью: http://readr.ru/vlad...5#ixzz1vX1aaMz7

#809 Max Otto von Stirlitz

Max Otto von Stirlitz

    Юзер Года-2014

  • Коллекционер
  • 7 357 сообщений
  • родной язык:русский
  • Пол:Мужчина
  • Город:Berlin
Репутация: 1 676
Prf69

Отправлено 21.05.2012 - 21:52:22

Рыхлые, с темными воспаленными физиономиями, с ухватками службистов - деловитые завсегдатаи-алкаши; не завсегдатаи - просто желающие "поправиться", болезненно зябнущие после вчерашнего перепоя; свихнувшиеся папаши хороших семейств, прячущие в поднятые воротники пальто истомленно-брезгливые лица; рабочие, еще не ставшие подонками; подонки, еще но свалившиеся под свой последний забор, - разнообразен состав тех, кто не может начать день грядущий без ста пятидесяти граммов. Среди них бывали люди, которыми гордится Россия.

#810 Max Otto von Stirlitz

Max Otto von Stirlitz

    Юзер Года-2014

  • Коллекционер
  • 7 357 сообщений
  • родной язык:русский
  • Пол:Мужчина
  • Город:Berlin
Репутация: 1 676
Prf69

Отправлено 21.05.2012 - 21:59:32

ПАМЯТИ ФАДЕЕВА Константин Левин Я не любил писателя Фадеева, Статей его, идей его, блядей его, И твердо знал, за что их не любил. Но вот он взял наган, но вот он выстрелил - Тем к святости тропу себе не выстелил, Лишь стал отныне не таким, как был. Он всяким был: сверхтрезвым, полупьяненьким, Был выученным на кнуте и прянике, Знакомым с мужеством, не чуждым панике, Зубами скрежетавшим по ночам. А по утрам крамолушку выискивал, Кого-то миловал, с кого-то взыскивал. Но много-много выстрелом тем высказал, О чем в своих обзорах умолчал. Он думал: "Снова дело начинается". Ошибся он, но, как в галлюцинации, Вставал пред ним весь путь его наверх. А выход есть. Увы, к нему касательство Давно имеет русское писательство: Решишься - и отмаешься навек. О, если бы рвануть ту сталь гремящую Из рук его, чтоб с белою гримасою Не встал он тяжело из-за стола. Ведь был он лучше многих остающихся, Невыдающихся и выдающихся, Равно далеких от высокой участи Взглянуть в канал короткого ствола.

#811 Jaroslaff

Jaroslaff

    красный классик * * * Юзер 2012 года

  • Коллекционер
  • 22 407 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Пермь
Репутация: 3 508
Prf70

Отправлено 21.05.2012 - 22:01:46

...

Читать полностью: http://readr.ru/vlad...5#ixzz1vX1aaMz7


Ни фига ссылка не открывается.

#812 Max Otto von Stirlitz

Max Otto von Stirlitz

    Юзер Года-2014

  • Коллекционер
  • 7 357 сообщений
  • родной язык:русский
  • Пол:Мужчина
  • Город:Berlin
Репутация: 1 676
Prf69

Отправлено 21.05.2012 - 22:10:42

Виноват, плохо подал. Вледимир Тендряков, "Охота". Там и о Сталине тоже много. Мнение к Сталину Вы, Слава, вероятно не измените - значить, измените мнение к Тендрякову. А для меня он как был, так и останется нравственным эталоном тех времен.

Сообщение отредактировал stirlitz: 21.05.2012 - 22:11:05


#813 ANNO1891

ANNO1891

    кандидат наук

  • Коллекционер
  • 2 071 сообщений
  • я прочёл и понял Устав:да
  • Пол:Мужчина
Репутация: 373
MS70

Отправлено 21.05.2012 - 22:21:03

А я - буду. Завтра.


я уже, со вчера и с завтра до субботы :)

#814 Jaroslaff

Jaroslaff

    красный классик * * * Юзер 2012 года

  • Коллекционер
  • 22 407 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Пермь
Репутация: 3 508
Prf70

Отправлено 21.05.2012 - 22:23:08

Виноват, плохо подал.
Вледимир Тендряков, "Охота". Там и о Сталине тоже много. Мнение к Сталину Вы, Слава, вероятно не измените - значить, измените мнение к Тендрякову. А для меня он как был, так и останется нравственным эталоном тех времен.


К Тендрякову отношусь хорошо. И, наверное, буду хорошо относиться. А то, что он многое оценивает иначе, чем я - мне не помешает. Ему - тоже, наверное.

#815 Jaroslaff

Jaroslaff

    красный классик * * * Юзер 2012 года

  • Коллекционер
  • 22 407 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Пермь
Репутация: 3 508
Prf70

Отправлено 21.05.2012 - 22:25:27

я уже, со вчера и с завтра до субботы :)


Вчера я только разминался - во время финального матча бутылочку сухого принял. Сегодня - краткий отдых перед завтра! Поздравляю, кстати - у нас уже 22 мая! Здоровья тебе и всего самого-самого, причём непременно в MS...

Сообщение отредактировал Jaroslaff: 21.05.2012 - 22:25:47


#816 sovetoff

sovetoff

    академик

  • Не даёт репу
  • 6 888 сообщений
  • родной язык:русский
  • Имя, отчество:ТУРК Я
  • Номер карты:Номер карты
  • Пол:Мужчина
  • Город:Потолок
Репутация: 1 115
PROOF

Отправлено 21.05.2012 - 22:37:35

Поздравляю, кстати - у нас уже 22 мая!

А у нас раньше вашего 22 мая.)
Поздравлю пока здесь.
Ув.Jaroslaff и ANNO1891 .Поздравляю С ДР!
Ну,а пожелания напишу в отдельных ветках.

#817 Max Otto von Stirlitz

Max Otto von Stirlitz

    Юзер Года-2014

  • Коллекционер
  • 7 357 сообщений
  • родной язык:русский
  • Пол:Мужчина
  • Город:Berlin
Репутация: 1 676
Prf69

Отправлено 21.05.2012 - 22:37:52

К Тендрякову отношусь хорошо. И, наверное, буду хорошо относиться. А то, что он многое оценивает иначе, чем я - мне не помешает. Ему - тоже, наверное.


Слава, Вы много лучше, чем я о Вас думал, извините. И много сложнее.

#818 sovetoff

sovetoff

    академик

  • Не даёт репу
  • 6 888 сообщений
  • родной язык:русский
  • Имя, отчество:ТУРК Я
  • Номер карты:Номер карты
  • Пол:Мужчина
  • Город:Потолок
Репутация: 1 115
PROOF

Отправлено 21.05.2012 - 22:44:15

И много сложнее.

Потому,что Близнецы.Им Ему Башашкина быстрее найти. ;)

#819 Max Otto von Stirlitz

Max Otto von Stirlitz

    Юзер Года-2014

  • Коллекционер
  • 7 357 сообщений
  • родной язык:русский
  • Пол:Мужчина
  • Город:Berlin
Репутация: 1 676
Prf69

Отправлено 21.05.2012 - 22:50:40

Потому,что Близнецы.Им Ему Башашкина быстрее найти. ;)


Ирорь, у тебя так и занято (номер), а я уже пью не по деццки. Никто у нас пройденного пути не отнимет!

#820 sovetoff

sovetoff

    академик

  • Не даёт репу
  • 6 888 сообщений
  • родной язык:русский
  • Имя, отчество:ТУРК Я
  • Номер карты:Номер карты
  • Пол:Мужчина
  • Город:Потолок
Репутация: 1 115
PROOF

Отправлено 21.05.2012 - 23:00:25

а я уже пью не по деццки.



РУССКИЙ, НЕ ПЕЙ!!!

Всех касается. Евреев тоже.

Щас включу тел.

#821 Max Otto von Stirlitz

Max Otto von Stirlitz

    Юзер Года-2014

  • Коллекционер
  • 7 357 сообщений
  • родной язык:русский
  • Пол:Мужчина
  • Город:Berlin
Репутация: 1 676
Prf69

Отправлено 21.05.2012 - 23:01:05

Ловите, Слава. Вероятно, Вам это будет интересно. А может и еще кому-нибудь. Тендряков В. Ф. Люди или нелюди: Повести и рассказы. М.: Современник, 1990. — Донна Анна. С. 489-516. -------------------------------------------------------------------------------- Владимир Тендряков ДОННА АННА Лето 1942 года. На небе чахнет смуглый закат, через всю сумеречную степь потянуло ве- терком, по-ночному свежим и настойчиво горьким, полынным. Где-то на краю земли, под самым закатом - веселые, что треск горящего хвороста, выстрелы. В одном месте, под закатом, перестрелка гуще, время от времени в той стороне слышатся удары, словно кто-то бьет черствую степь тупой киркой, - рвутся снаряды. Там, напротив одинокой птицефермы, окопалась пятая рота лейтенанта Мохнатова. Чахнет закат, наливаются сумерки, война впадает в полудрему. При зыб- ком затишье во всех уголках фронтовой степи начинается движение, делаются дела и делишки, которым мешал дневной свет. Гудят тягачи, какие-то батареи перебираются на новые позиции. По степи без дорог расползаются машины с по- тушенными фарами, ощупью везут боеприпасы. Полевые кухни, начиненные неиз- менной пшенной сечкой, подъезжают к самым окопам, куда днем можно пробрать- ся только ползком. Не для дневного света, видать, и это дело, хотя и называется оно - по- казательное. Нас вызвали сюда из всех подразделений - рядовых, сержантов, даже из среднего комсостава. Мы сидим на щетинистом, прогретом за день склоне пологой балки, све- жий, горьковатый ветерок обдувает нас. Внизу остановилась крытая машина, из нее один за другим выскочили нес- колько солдат, плотно сбитых, стремительных, в твердых тыловых фуражках, похожих друг на друга и совсем не похожих на нас, вялых, грязных окопников. Они деловито помогли вылезти серенькому, расхлюстанному - гимнастерка рас- пояской, ботинки без обмоток - солдатику. Этот солдатик, смахивающий на помятого собакой перепела, - главное "показательное" лицо. Для него в десяти шагах от остановившейся машины на дне балки уже приготовлен неуставный окопчик с пыльно-глинистым бруствером - могила. Командир, такой же плотный и стремительный, как и его подчиненные, стянутый туго портупейными ремнями, вполголоса, но энергично отдавал прика- зы, солдаты в фуражках действовали... И человек-перепел оказался на краю могилы в нательной рубахе с расхлюстанным воротом, в кальсонах со спадающей мотней. Сами же солдаты выстроились напротив в короткую шеренгу, развернув плечи, приставив к ноге винтовки. И тут появился полный, вяловатый мужчина в комсоставском обмундирова- нии, но с гражданской осаночкой. Он вынул из планшета бумагу, нашел нужный разворот, чтоб быть повернутым и к нам, зрителям, и к осужденному и чтоб тускнеющий закат бросал свет на лист... Мы уже всё знали, даже больше, чем написано в его бумаге. Тот, кто сейчас стоял в исподнем спиной к могиле, был некто Иван Кислов, повозочный из хозтранспортной роты. В наряде на кухне он рубил мясо и отрубил себе указательный палец на правой руке. Это случилось еще ранней весной, на формировке. Теперь уже разгар ле- та, наш полк неделю назад занял здесь, посреди степей, оборону. За два пер- вых дня мы потеряли половину необстрелянного состава, но остановили рвуще- гося к Дону немца. Кажется, остановили... А за нами сюда, на фронт, везли, оказывается, этого Кислова... Для по- казательности. - Именем Союза Советских Социалистических Республик военный трибунал!.. Уличенный в умышленном членовредительстве Кислов стоит внизу в прос- торных казенных кальсонах, в сумерках не разглядишь выражение его лица. А вчера утром у меня было два друга - Славка Колтунов и Сафа Шакиров, бойкий, звонкий, маленький, что подросток, башкирец. Вчера утром мы втроем хлебали сечку из одного котелка. Славку убило наповал на линии, а Сафу все- го часа два тому назад я отправил на грузовике в санбат - пулевое в живот, тоже неизвестно, выживет ли. - ...следствием установлено, что четырнадцатого марта тысяча девятьсот сорок второго года рядовой Кислов Иван Васильевич, находясь в очередном на- ряде на кухне... Чахнет закат. Стоят с отработанной выправочкой парни в фуражках, мая- чит напротив них нелепая домашне-постельная фигура. Могила приготовлена за ее спиной. А Славка Колтунов, наверное, и сейчас лежит где-то посреди степи, не- кому выкопать для него могилу. То, что через минуту на моих глазах пятеро вооруженных парней убьют шестого, растелешенного и безоружного, меня не волнует. Еще одна смерть. А сколько я понавидался их за эту неделю! С Иваном Кисловым из хозтранспорт- ной роты я никогда не ел из одного котелка. Довезли ли живым Сафу Шакирова до санбата, спасут ли его врачи?.. - Зачем показывают нам этого ублюдка?.. - Вопрос сердитым шепотом. Ря- дом со мной сидит командир химвзвода младший лейтенант Галчевский. Мы познакомились по пути на фронт в эшелоне. Я дежурил у телефона в штабной теплушке. Была ночь, высокое полковое начальство, получив извеще- ние, что до утра не тронемся, ушло спать. Возле денежного ящика сопел и пе- реминался часовой. За шатким столиком при свете коптилки сидел дежурный из комсостава - юнец с белой девичьей шеей курсантской стриженой головой, на тусклых полевых петлицах по рубиновой капле лейтенантских кубариков. Он пи- сал что-то, углубленно и взволнованно, должно быть, письма домой, часто от- рывался, пожирающе глядел широко распахнутыми глазами на огонек коптилки, снова ожесточенно набрасывался на бумагу, и перо его шуршало в тишине, словно стая взбесившихся тараканов. Я валялся прямо на полу, на раскинутой плащ-палатке, возле телефона, время от времени испускал в пространство дендрологический речитатив: - "Акация"! "Акация"!.. Я - "Дуб"!.. "Клен"! "Клен"!.. "Рябина"!.. "Пихта"! "Пихта"!.. Уснул, дерево?.. Я - "Дуб". Проверочка. Дверь вагона-теплушки была приотворена, в щель глядела ночь. Влажная сырая темень плотна, хоть протяни руку и пощупай. Где-то в ней прячутся до- ма с занавесками на окнах. Там люди по утрам собираются на работу, там пе- реживают заботы - раздобыть сена корове, купить дров... Выскочи сейчас из вагона в ночь, и, наверное, за каких-нибудь десять минут добежишь до такого рая с занавесками на окнах. Десять минут - как близко! И недосягаемо! Для меня сейчас ближе неведомый, лежащий за сотни километров отсюда фронт. Сто- ит ночь над землей, и щемяще хочется не поймешь чего: или простенького - пройтись босиком по чисто вымытому домашнему полу, или невероятного, неви- данно красивого... Чего-то такого, перед которым даже война померкнет. Мне пришло время произнести свое заклинание: "Акация"! "Акация"!.." Но вместо этого я с вызовом продекламировал: В час рассвета холодно и странно, В час рассвета - ночь мутна. Дева Света! Где ты, донна Анна? Анна! Анна! - Тишина. И грохнул откинутый стул, и огонек коптилки захлебнулся, впустил на секунду ночь в теплушку. Часовой у денежного ящика вытянулся, замер по стойке "смирно", а младший лейтенант, вскочив за столом, глядел на меня провально томными глазами. - Вы!.. Вы!.. Вы любите Блока?.. - задохнувшись. Я любил, что знал, а знал что-то из Блока, что-то из Есенина, из Мая- ковского, любил Григория Мелехова и деда Щукаря, д'Артаньяна с друзьями и несравненного Шерлока Холмса. Младший же лейтенант кой-кого испепеляюще не- навидел, например Есенина: - Мещанин! Люмпен! Кабацкая душа! Быть нытиком во время революции! Но он также любил и Блока, и Дюма, и Конан Дойля. А особенно любил ки- но - не комедии, а революционные и военные фильмы. Он бредил сценой расс- трела моряков из "Мы из Кронштадта". Подавшись на меня всем телом, он с дрожью говорил: - Вот бы так умереть - чтоб в глаза врагу, чтоб смеяться над ним!.. - Лицо узкое, с мелкими чертами и тонкие губы в капризном изломе. К кино я относился сдержанно, к военным картинам тем более. Войны хва- тало с избытком и без кинокартин. И умирать я не хотел, пусть красиво, пусть геройски глядя в глаза врагу. Впрочем, я стыдился признаться в этом даже самому себе. "Дева Света! Где ты, донна Анна?.." Солдаты говорили о бабах. О бабах и о жратве - извечные, неиссякаемые темы. О жратве, пожалуй, говорили чаще, так как наши военные пайки были скудны, а старшины и повара без зазрения совести еще рвали от них, мы всегда были голодны, тут, право, не до баб. Дева Света! Где ты, донна Анна? Анна! Анна! - Тишина. Мы наткнулись друг на друга, и он чуть ли не каждый день стал появ- ляться перед нашим вагоном, вызывал меня, чтоб переброситься парой слов. Он разыскивал меня, когда я дежурил по ночам у телефона, просиживал часами, если все вокруг спали, рассказывал мне о своей маме: - Более святого человека, поверь, на земле нет... И зрачки его дышали, и губы его мученически изгибались, и я вместе с ним, страдая, любил его удивительную маму... А потом долго изнемогал от воспоминаний - о доме, о своей матери, об отце, который раньше меня ушел на фронт. Вот уже скоро год, как от отца пришло последнее письмо: "Подо мной убило лошадь. Жаль ее, свыкся... Видел воздушный бой..." Мой отец прошел через две большие войны - первую мировую и гражданскую, - но воздушный бой видел впервые в жизни. Я не знал - благодарить ли мне Галчевского за эти воспоминания или проклинать его. - Ради бога, зови меня просто Яриком, как звали дома... Я был младшим сержантом, он - младшим лейтенантом, в армейском субор- динационном здании находился на целый зтаж выше меня. Я постоянно чувство- вал себя перед ним виноватым - не умею ответить ему тем же. Я напряженно следил за собой, чтоб не оступиться, не совершить нечаянно такое, что может не понравиться моему другу. И почему-то пугал меня капризный излом его губ. Всю эту неделю, которую мы на фронте, я с ним не встречался. За эту неделю я пережил больше, чем за всю свою предыдущую жизнь. Он увидел меня здесь, сел рядом, долговязый, тощий, с трогательной детской шеей. - Зачем показывают этого ублюдка?.. Чтоб напугать нас?! Нас?.. Смертью?.. Смешно! - И мученический изгиб тонких губ. Кажется, и он хлебнул лиха за эту неделю... Довезли ли живым Сафу Шакирова до санбата, спасут ли там его?.. Раздалась короткая резкая команда: - Товсь!! Приезжие парни в необмято-новеньких фуражках вскинули свои винтовки. В невнятной темной степи стоял перед ними одинокий раздетый человек. Уже не солдат, да и человеком-то ему оставалось быть какую-нибудь секунду... Гудели в глубине темной степи моторы тягачей. Весело потрескивали на окраине выстрелы. Тянул упрямый ветерок. Нет, все-таки эта смерть отличается от тех, какие я успел увидеть в эти дни. - Па-а-а и-из-мен-ни-ку ро-одины-ы!.. - запел командир бравых ребят. Гудели тягачи, и я слышал, как бьется в груди мое сердце. - Ог-гонь!! Я ждал карающий гром, но клочковатый, недружный залп прозвучал невну- шительно. Трепыхнулись сумерки от огней, вырвавшись из пяти стволов. Мутно белеющая фигура какое-то время стояла в недоумении, достаточно долго, чтоб успеть почувствовать целую цепь переживаний - сперва мысль: "А ведь промах- нулись!" - потом бездумное облегчение, наконец надежда: "Вдруг да холосты- ми, попугали, теперь помилуют..." - и даже стремительно вызревала вера в это, но не успела вызреть... Окутанный сумерками человек в белье качнулся и повалился вперед, в сторону солдат, еще не опустивших свои винтовки. Тебя позвали смотреть на спектакль. И стреляли пятеро с десяти шагов, считай, что в упор,- промахнуться трудно. По привычке пригибаясь, бежал к расстрелянному наш санинструктор с сумкой, чтоб освидетельствовать - дело сделано на совесть. Зрители подымались. Кто-то усердно работал "катюшей", бил кресалом, чтоб запалить цигарку. Кто-то в тишине сказал в пространство громко и выра- зительно: - Наше дело правое - враг будет разбит, победа будет за нами! Галчевский дернулся от этих слов, но сразу же обмяк, процедил сквозь зубы: - Шуточка идиота. - Пошли, - сказал я. Чего доброго, Ярик еще наскочит на шутника, примется его воспитывать. Внизу, на дне балки, сгущались сумерки и бормотала машина. Слышалось застенчивое позвякиванье двух лопат... Я опять вспомнил, что где-то посреди степи сейчас валяется Славка Кол- тунов, некому его похоронить. Хлопнула дверка кабины, проскрежетали шестерни коробки передач, мотор забасил, машина развернулась. Позвякивали лопаты. Трудился кто-то из наших, приезжие занимались только чистой работой. Там, где было смуглое зарево, небо светилось сейчас пепельным, скучным до безнадежности светом. И по пепельной промоине скатывался огонек освети- тельной ракеты, как светлая дождевая капля по мутному окну... Это над ротой лейтенанта Мохнатова... Ярик Галчевский шагал рядом со мной и кипел: - Отмочил какой-то стервец, нашел время: "Наше дело правое". Но и су- дейские крючки хороши тоже... Собрались, мол, глядите, в случае чего и вас немца. Тьфу! Страшны фронтовику эти тыловые красавцы с дудками... Галчевский кипел, а я слушал его краем уха и вертел в голове святую для меня фразу... Раз дело правое, то враг будет разбит. Враг не прав, мы правы. Раз мы правы - значит, сильны. Правда в конце концов всегда торжест- вует... - Я, знаешь, хочу навсегда расстаться с химвзводом. Ни пава, ни воро- на, каждой дыре затычка. Есть же начхим полка, зачем еще командир химвзвода?.. Над участком мохнатовской роты снова выползла ракета, на этот раз - зеленый переливчатый кристалл. Мне не нравится кипятящийся сейчас без нужды Ярик Галчевский, мне не нравятся те ребята в парадных фуражках, что умело расправились с повозочным из хозроты Иваном Кисловым, и уж, конечно, сам Иван Кислов - гори все, я спрячусь! - нравиться мне не может... Но, кажется, больше всех не нравлюсь себе я сам. В простом сейчас заблудился, в трех соснах: "Наше дело правое - враг будет разбит, победа будет за нами". Очевидно же! Правда всегда побеж- дает, а вот поди ж ты, враг - неправедный - подошел к самому Дону... - Возьму стрелковый взвод! Ванька-взводный - позвонок, мелкая косточка в становом хребте армии, на котором все держится!.. Бесплотным зверем бесшумно проскакало мимо нас перекати-поле - клубок колючек, умчалось в темень, в неуютную бесконечность степной равнины. Но бесконечность степи обманчива, через какой-нибудь десяток-другой шагов эта степь круто ринется вниз из-под наших ног в гущу колючих кустов, растущих вдоль каменистого русла высохшего ручья. Здесь в зарослях дикого терновника прячется несколько землянок - штаб нашего полка. У меня землянки нет, есть окоп, длинная земляная щель, там беспризорно валяются два вещмеш- ка - мой и Славки Колтунова. Был еще третий - Сафы Шакирова, но я его отп- равил вместе с хозяином в медсанбат. Этот окоп - мой дом. Сейчас доберусь до него, втиснусь в его каменно-твердые глинистые стены, завернусь в плащ-палатку и... провалюсь. У меня теперь не осталось иного счастья в жизни - только лишь сон. - "Клевер"! "Клевер"! "Клевер" не отвечает. Где-то в прокаленной степи перебита тонкая нитка кабеля... Нет этого, я сплю. Нечисто сладковатый, жирный запах, в примятой полыни валяются лип- ко-черные трупы, победно гудят над ними тучи откормленных мух... Нет этого, я сплю. Нет не вернувшегося с линии Славки Колтунова... Нет потного лица Сафы, его раскосых, блестяще-черных, с каким-то беспомощным птичьим страданием глаз... Нет! Нет! Я сплю. Пока я сплю, нет войны. Жаль, что спать мне выпадает в последнее время всего по два, по три часа в сутки. И жаль еще, что сплю теперь обморочно, без всяких снов. Увидеть во сне хотя бы задернутое ветхой занавесочкой оконце нашего дома, за ним розовый рассвет с петушиным надсадным криком... Или ныряющий средь распластанных кувшиночных листьев поплавок, в радуге брызг вырванный из воды золотой не- истовый окунь... Или склонившееся лицо матери, ее негромкий голос: "Вста- вай, Володька, в школу опоздаешь". Не надо, мама, не буди! Как только кончится сон, начнется снова война. Ночь над степью, далекая перестрелка. Я еще не добрался до своего око- па, я еще не сплю, но я уже чувствую себя счастливым. Благословенна приро- да, наградившая нас, живых, способностью на время забывать о жизни. Но уснуть в этот раз не удалось. В овраге, хрустя сапогами по каленому камешнику сухого русла, толпи- лось много солдат, охомутанных шинельными скатками, с вещмешками, с винтов- ками, в касках - в полном боевом. На меня с ходу налетел командир роты связи: - Младший сержант Тенков! В распоряжение командира второго батальона! Не-мед-лен-но! Приказ начальника связи!.. Все ясно. Каждый день наши роты несут потери. Каждую ночь в стрелковые роты уходят нестроевики - обозники, помощники поваров, тыловые интендант- ские придурки. Даже взвод пешей разведки - аристократы полка, мастера ноч- ных вылазок - занял нынче оборону, как простые автоматчики. И в ротах всегда не хватает связистов. Чем сильней огонь, тем чаще рвется связь. Я же - радист без рации, телефонист-катушечник - на подхвате. Спускаюсь в свой окоп, чтоб забрать вещмешок и скатку. Окоп, куда я возвращался каждую ночь, который считал своим домом... Где-то в другом око- пе мне, быть может, удастся перехватить часок до рассвета. То ли удастся, то ли нет. - Тенков! Володя!.. Меня ищет Ярик Галчевскиий. Эге! И он тоже - в каске, в плащ-палатке, с вещмешком. - Нас вместе... В роту Мохнатова! - возбужденно объявляет он мне. Что ж, я готов. Степь, ржаво-бурая, прокаленная, ленивенько ползет вверх к истошно си- нему небу. На гребне под небом даже невооруженным глазом улавливается шеро- ховатая кромка их окопов. За гребнем - птицеферма. Должно быть, это малень- кий хуторок, несколько саманных, побеленных известкой домов и мутный, с ис- топтанными грязными берегами ставок. Должно быть... Эту птицеферму никто из наших в глаза не видел, зато каждый о ней слышал. Птицеферма - самое высокое место в плоской степи. Через птицеферму немцу легче всего подтянуть к нам вплотную свои танки и мотопехоту. Птицеферма - трамплин, с которого немцу удобно свалиться на наши головы. Рота Мохнатова занимала оборону напротив птицефермы. Имя лейтенанта Мохнатова в полку у всех на языке - от командира полка до последнего пово- зочного в обозе. Я представлял его себе: дюжий мужчина с окопной небритой физиономией, с длинными руками, болтающимися у колен, - нечто гориллообразное! Мох-на- -тов - одна фамилия чего стоит! От общей траншеи, в которой можно ходить не сгибаясь, на шажок-другой вперед к противнику пробит тесный тупичок. В нем - земляная приступочка-на- сестик. Это наблюдательный пункт ротного командира. Тут восседает, упираясь пыльным сапожком в стенку, парнишка в выгоревшей до холщовой белизны гим- настерке. У него матово-смуглое, с мягким овалом, грязное лицо, сухая мо- чальная прядка из-под пилотки и сипловатый, задиристый, порой даже дающий петуха голос. - Телефонист! - кричит он с несолидной агрессивностью. - Разыщи мне по проводам эту сволочь мордатую!.. "Сволочь мордатая" - ротный старшина, доставивший ночью слишком мало воды на позицию. Мохнатов угрожает упечь старшину в стрелковый взвод. Над пыльной пилоткой ротного командира клокочет прозрачный, наливаю- щийся зноем воздух - шуршат, шепелявят летящие через нас тяжелые снаряды, ноют, стенают пули, плетется зловещий шепот заблудившихся осколков. Внизу же, под ротным, на уровне его давно не чищенных сапожек, в тесноте прохлад- ной траншеи идет деловитая и суматошная жизнь переднего края. Сутуловатой рысцой бегает связной Мохнатова, уже известный мне Вася Зяблик. Возле самых сапожек почтительно стоит зачуханный солдатик - пряжка брезентового ремня на боку, гимнастерка в пятнах машинного масла, свисающие штаны, неподтяну- тые обмотки и неделю - с самого начала нашей фронтовой жизни - не мытое, не бритое, полосатое лицо. Это Гаврилов, лучший пулеметчик в роте, а может, и во всем полку, мастерски давит из своего "максимки" огневые точки противни- ка. Именно он сейчас вызвал гнев Мохнатова на старшину, сообщив, что скоро будет нечего заливать в кожух пулемета. Рядом с ним командир левофлангового взвода Дежкин, пожилой старший сержант грустно-бухгалтерского вида. Он вот уже без малого полчаса терпеливо выпрашивает у Мохнатова пулеметный расчет Гаврилова: "Уж больно стрекунов развелось напротив нас, попугать надо..." А Мохнатов не говорит ни да, ни нет, дипломатически, с излишней горячностью сволочит старшину: - Брюхо в обозе нажрал! Морда солдатской задницы толще! При ясном сол- нышке и не увидишь красавца!.. - Санинструктора!.. Где санинструктор?.. По траншее ведут раненого. Он гол по пояс, правое плечо неуклюже замо- тано слепяще-белыми бинтами, на выступающих ребрах, по синюшной коже черные проточины засохшей крови. Один солдат теснится сзади раненого, придерживает его из-за спины за здоровый локоть. Второй, рослый, громогласный, выступает вперед, решительно, словно перед дракой, машет руками, взывает к санинс- труктору. Мохнатов круто повернулся к ним на своем насесте: - Пач-чему вдвоем? Пач-чему не всем взводом снялись?! Дежкин! Эт-та твои красавцы? Но Дежкин ответить не успевает. Лейтенант Мохнатов валится на голову почтительно стоящего под ним пулеметчика Гаврилова. Траншея содрогается от взрыва, со стенок течет песок, с безоблачного неба на секунду падает тень. Считается, нас не обстреливают, когда каска, положенная на бруствер, не падает со звоном обратно в окоп. Но даже и в такие тихие минуты не высо- вывайся без нужды - "запорошит глаза". Обычно каска падает в течение всего дня. Но иногда бруствер просто ме- телит от свинца и стали, траншею лихорадит от взрывов, тут уж каска падает - не успеваешь досчитать до десяти. - "Клевер"! "Клевер"! Как слышишь, "Клевер"?.. У меня остался тот же абонент, только вчера я ему кричал сверху вниз, из штаба полка: ",,Клевер''! ,,Клевер''!" Теперь кричу снизу, из роты. И как бы ни стреляли, как бы ни тряслась земля от взрывов, как бы осколочная метель ни гуляла по брустверу, но если "Клевер" нас слышит, все прекрасно, живем - не продувает, от обстрела даже уютней. В земле как у Христа за па- зухой, попробуй-ка достань! Но вот... - "Клевер"! "Клевер"!.. Тупая немота в трубке. И я толкаю своего напарника, еще не проснувшемуся сую трубку в руку: - Держи. Я "гулять" пошел. Днем "гуляем" строго по очереди. При прошлом обрыве "гулял" мой напар- ник. В более покойное время... Сейчас - падает каска... Через край окопа ныряй, как в прорубь. Тянется в степь тонкая нитка кабеля. Над спиной, над твоей открытой, незащищенной спиной, над самым затылком гуляет многоголосая смерть. Несложен язык резвящейся смерти. Его начинаешь постигать в первые же часы на фронте. Нежно и тоскующе поют пули, растворяясь в толще воздуха. Не обращай на них внимания - пустышки. Если же пуля взвизгнет коротко и свирепо, обдаст кожу лица колючими брызгами земли - значит, бьют прицельно, значит, вторая или третья пуля может быть твоей, отрывайся от заклятого места и беги. Но не на ногах, а на спине, на животе катись по степи - небо, полынь, небо, полынь! - пока пули вновь успокаивающе не заноют в вышине. Сухо шуршит и пришептывает осколок, тычется где-то совсем рядом, по- шарь - найдешь. Тоже не страшен. Он долго блуждал в синеве, потерял свою убойную силу. Может ударить, даже ранить, но не смертельно. Давящий душу вой, вой, сверлящий мозг... И нет ничего страшнее на вой- не, когда этот вой обрубается. Краткий миг оглушительной тишины. Многие после этой тишины уже ничего никогда не слышали. Но и тот еще не фронтовик, кто не коченел от нее неоднократно. Кабель тянется через степь... Никого вокруг, далеко люди, если ранит - далека помощь. В самые опасные для себя минуты телефонист-катушечник воюет в одиночку. Кабель тянется через степь... Стоп! Не тянется! Вот обрыв!.. Взрывом разбросало концы кабеля... - "Клевер"! "Клевер"!.. Нет "Клевера"... Сейчас будет. Отыскать отброшенный конец, срастить - минутное дело. Иногда, правда, осколки рвут кабель в клочья, но все равно невелик труд стянуть и срастить. Велик путь - туда и обратно. В окопе встречает тебя взгляд напарника, в нем уважение и благодар- ность. Пусть он сам проделывает не раз на дню такие же путешествия, но все равно сейчас благоговеет передо мной, человеком, блуждающим возле того света. Мы вдвоем обслуживаем деревянный, обшарпанный ящичек с трубкой. О своем напарнике я знаю только, что он сибиряк и что у него странная фамилия - Небаба. Но сколько раз под затяжным обстрелом я ждал его с тоскливым напряже- нием! Сколько раз я радовался его возвращению и видел в его глазах точно такую же радость. Он мне родной брат, я ему - тоже, не сомневаюсь. Но что он за человек? Что любит, а что не переносит? Женат или холост, весельчак по характеру или нытик?.. Не знаю даже, молод он или не очень. Под слоем окопной грязи мы все выглядим стариками. Мы живем тесно и живем по очереди. Один из нас дежурит, другой непре- менно спит в это время, один выскакивает под огонь на линию, другой остает- ся у телефонной трубки. Встречаемся мы лишь среди ночи, когда приходят по- левые кухни, за котелком горячей пшенной сечки. В эти короткие минуты мы говорим не о себе - о деле и о посторонних. - В первом взводе опять двоих ранило... Аппарат у нас что-то барахлит, должно быть, батареи сели. - Заземление погляди - окислилось... Близкие и далекие, братски спаянные и совсем незнакомые. Я описываю это подробно, словно проходила неделя за неделей нашего си- дения в ротной траншее. Нет, прошло всего двое суток, тягостно бесконечных, как ожидание, утомительно кошмарных, как сама война, однообразных, как лю- бые будни. На исходе вторых суток я услышал оживление на линии. До меня, "Василька", прорвался с далекого "Колоса" самоличный бас ноль первого, командира полка по нашему коду. Потом поминутно стали требовать от "Клевера": "Срочно к телефону Улыбочкина... Пошлите связного к Улыбочки- ну... Кого-нибудь из хозяйства Улыбочкина..." Я знал весь полковой и ба- тальонный начсостав и по фамилиям и по номерам. Улыбочкина среди них не наблюдалось. Наконец в нашей растительной семье появилась новая сестрица - "Крапива". И эта "Крапива" с ходу начала заботиться об "угольках к самова- ру". Я понял - к нашему батальону придали минометную батарею. Ночью явился сам командир батальона капитан Пухначев, влез в землянку к Мохнатову, через минуту выскочил оттуда Вася Зяблик. Над изрытой степью, над окопами захороводили в тихой ночи голоса: - Дежкина к лейтенанту!.. Старшего сержанта Дежкина!.. Младшего лейте- нанта Галчевского к командиру роты!.. Мохнатов созывал к себе взводных. Рядом, шагах в десяти, наш пулеметчик, должно быть Гаврилов, отбил ог- лушительную очередь: не сплю, поглядываю! С той стороны ответили. Я сидел на дне траншеи, но отчетливо представлял себе, как стороной над темной степью проплывают трассирующие пули. - Это ты, Володя?.. - Надо мной склонился Галчевский. Его лицо тонуло в глубокой каске, серел в сумерках острый подбородок, на тонкой шее неуклю- же висел тяжелый ППД - только что с инструктажа. - Приказ: завтра взять птицеферму,- сказал он, опускаясь рядом. - Капитан Пухначев только что Мох- натову принес. Я кивнул - мол, давно догадывался, для меня, телефониста, это не новость. - Мохнатов сомневается, говорит, у нас кишка тонка. - Мохнатов знает, - ответил я уклончиво. - Он все-таки маловер. Снова оглушительно пробила рядом пулеметная очередь, и снова с той стороны нам ответили. Шла обычная ночная вялая перестрелка. Раз такая пе- рестрелка идет, значит, на фронте затишье. Можно вылезти из окопа, распря- миться во весь рост, встретить кухню, получить свою порцию похлебки, пове- рить и тихо порадоваться - будешь жить по крайней мере до утра. От Галчевского в эту тихую минуту исходила какая-то тревожная наэлект- ризованность, он крутил каской, передергивал плечами и наконец начал гово- рить захлебывающимся, галопирующим голосом: - Мы привыкаем к покорности! Мы каждый божий день учимся одному - бес- силию! Воет снаряд, летит в твою сторону - останови! Нет, бессилен! Падай, раболепствуй! А наша жизнь на передовой?.. Не смей выскочить даже по нужде, сиди, как подневольный арестант, в яме, выкопанной твоими руками... Погре- бены заживо, покорны, смирнехоньки! Как я хочу... Как я хочу показать им!.. - Галчевский дернул каской в сторону немца. - Черт возьми, показать как я могу не-на-ви-деть!.. - И вдруг продекламировал: Мы широко по дебрям и лесам Перед Европою пригожей Расступимся! Мы обернемся к вам Своею азиатской рожей! На дне окопа этот книжный пафос звучал фальшиво, Ярик Галчевский и сам, видно, почувствовал: - Ах, ерунда! Кривляние от скуки. Он всю жизнь ел на серебре... Не ерунда одно!.. Ходить прямо, а не ползать на брюхе. Зачем они прилезли к нам? Зачем они меня выдернули из дома, не дали учиться дальше? Зачем зас- тавляют волноваться мою мать? У моей мамы очень больное сердце... Не-на-ви-жу! - Тебе надо отдохнуть, Ярик. Он недоуменно поднялся, постоял молча секунду и произнес, спотыкаясь, с глухой дрожью: - Ты сказал мамины слова... Точь-в-точь... Даже с маминой интонацией... - "Василек"! "Василек"! - донеслось в трубку. - Я - "Василек"!.. - Как самочувствие, "Василек"? - Пока нормальное. Послезавтра спроси. Дежурный-коммутаторщик при штабе полка сочувственно рассмеялся. Пере- живу ли я свое завтра - бог весть. - Я пошел... - Ярик полез из траншеи. Наверху он остановился. - Просили известить каждого солдата: будет общая атака по Красной ракете. Мохнатов ракету кидает... Я опять лишь кивнул в ответ. - Если я упаду в этой атаке, то упаду головой вперед. Потому что не- -на-ви-жу! - Лучше не падай. - Мне себя не жаль. Мне маму жаль. - И пошел легкими, какими-то пута- ными шажками. Прогремела пулеметная очередь, грозная и равнодушная. Послушно ответил ей с той стороны немец-пулеметчик. Все в порядке, на нашем участке тихо. А у Ярика сегодня даже походка непривычная, карусельная, как у пьяного. Из степи донеслись скрип и позвякивание. По траншее из конца в конец полетели негромкие, приподнятые, почти ликующие слова: "Кухня!.. Кухня пришла!.." - "Василек"! "Василек"!.. - Я - "Василек"! - Двадцать девятого к телефону! - Его нет, он впереди. Двадцать девятый - лейтенант Мохнатов - сидит, как всегда, на своем командирском насестике, в пяти шагах от меня, чумазый мальчик с мочальной челкой из-под пилотки. Он прилип к биноклю, у него из кармана галифе торчит неуклюжая ручка средневекового пистолета - ракетница, заряженная красной ракетой. Я решительно вру в трубку, что двадцать девятого нет на КП. Мохнатов слышит, не отрывается от бинокля. Утром загудел, зашепелявил над нашими головами невидимый поток снаря- дов. За гребнем, где находилась птицеферма, раздались подвально-глухие уда- ры. Позади нас, совсем рядом заквакали минометы новоявленного хозяйства Улыбочкина - "Крапивы" в телефонном обиходе. Немцы ответили: артиллерия че- рез наши головы - по нашим тылам, из минометов и пулеметов - в нас. Каска падала усердней, чем всегда. Вот тогда-то и началось единоборство лейтенанта Мохнатова с тыловым начальством. - "Василек"! "Василек"! Двадцать девятого срочно! И я послушно протягивал трубку: - Вас срочно, товарищ лейтенант. Он нехотя слезал со своего наблюдательного насестика, начинал разговор скучным голосом с шестнадцатым - комбатом Пухначевым: - Никак невозможно, шестнадцатый... Убийство будет, наступления нет. У своих же окопов ляжем... Под арест?.. Пожалуй, товарищ шестнадцатый. Приез- жай и арестуй, милости прошу. Не откладывай в долгий ящик. - И он небрежно совал мне трубку, фыркал: - Меня нет. Во взвод ушел. Наконец в трубке зарокотал начальственный бас ноль первого: - Быс-стра-а! И-с-пад земли!.. Сам командир полка! На этот раз Мохнатов не отмахнулся биноклем, сполз ленивенько, подошел вразвалочку, но голосом отвечал бодрым, по-уставному: - Есть, товарищ ноль первый!.. Есть!.. Есть!.. Попытаемся... Приложим все силы... Прежде чем вернуть мне трубку, он склонился к моему лицу. И я впервые увидел в упор его глаза: прозрачные, с мелким игольчатым зрачком, набряк- шие, окопно-грязные, старческие подглазницы. Родниковые глаза! Сколько раз они близко видели смерть - свою и чужую? Сколько раз они так вот холодно смотрели сквозь прорезь - чистые глаза, опасно пустые? - Слушай, кукушечка, - процедил мне в лицо Мохнатов, - я недогадливых не люблю. И я после этого постарался быть догадливым. - "Василек"! Приказы не исполняешь! Расстрела захотел, твою мать? Где двадцать девятый?.. - Послали за ним уже трех человек. Не могут пробиться - большой обстрел. Лейтенант Мохнатов сидит, упираясь пыльным сапожком в глинистую стенку окопа, осторожненько выглядывает. Средневековая ручка пистолета, заряженно- го красной ракетой, торчит из кармана, но никто уже из снующих мимо солдат не ощупывает ее косым, значительным взглядом. Даже на фронте не всякое-то заряженное ружье стреляет. - "Василек"! Немедленно тяните линию вперед! "Василек"! Приказ быть возле Мохнатова! Ни на шаг не отставать!.. "Василек", повторите приказание!.. - Есть тянуть линию вперед! Есть быть возле двадцать девятого!.. - Я повторяю нарочито громко и вопросительно смотрю в затылок лейтенанта. Тот небрежно через плечо мне советует: - Да выдерни ты к едрене матери заземление. Мохнатов втягивает меня в опасную игру. Оборвать своими руками нала- женную связь в самый разгар боя... Ежели высокое начальство это узнает, да- же не трибунал, а расстрел на месте, как за прямую диверсию. Но высокое на- чальство далеко, а Мохнатов близко. - "Клевер"! "Клевер"! - сообщаю я. - Отключаюсь. - Только быстренько, "Василек". Только быстренько... Я выдернул всаженный в землю винтовочный штык, служивший заземлением, положил онемевшую и оглохшую трубку. Исправна линия, исправен аппарат, а связи нет, и со стороны сочувственно смотрит на меня мой напарник Небаба. Ему везет, а у меня даже дежурства несчастливые. Глаза Небабы сорвались с моего лица, настороженно округлились. Я огля- нулся. За моей спиной стоял младший лейтенант Галчевский. Он весь как-то жестко выпрямлен, стальной козырек каски низко надвинут на глаза, затянутый ремешком острый подбородок вздернут, взгляд из-под каски нацелен в спину Мохнатова. И свой тяжелый ППД он держит в руке возле белесого кирзового го- ленища стволом вниз. Ярик Галчевский перешагнул через мои вытянутые ноги, произнес: - Лейтенант Мохнатов!.. Подбородок вздернут, узкие плечи расправлены, каблуки сдвинуты, руки по швам, кажется, закончит свое обращение по-уставному: "По вашему приказа- нию явился!" Только вот автомат в руке - стволом вниз. - Вы срываете наступление, лейтенант Мохнатов! Мохнатов молча уставился на Галчевского. Сейчас Ярик видит вблизи его глаза. Чистые глаза, опасно пустые! - Вы не подчиняетесь приказам командования, лейтенант Мохнатов! - Иди, дурак, в свой взвод, - устало, без злобы, как-то слишком по-взрослому произнес Мохнатов. - Ради спасения своей шкуры вы... - Младший лейтенант! Смир-рна!!! Спина Галчевского, без того натянутая, вздрогнула. - Кр-ру-гом!!! С птичьим горловым клекотом выкрик в ответ: - Вы трус, лейтенант Мохнатов! Я вас презираю! Локоть Мохнатова медленно, медленно отходит назад, кисть руки ползет по ремню к кобуре. - Вы подлый трус! Вы шкурник! Вы изменник родины, Мохнатов!.. Синевой неба блеснул вороненый ствол пистолета в руке Мохнатова. Галчевский передернулся, рванул автомат. Его узкую тощую спину лихора- дило - грохот короткой очереди, запоздалый звон выплюнутой гильзы. Мохнатов соскользнул со своего насеста, с неестественно серьезным и строгим выражением в широко распахнутых светлых глазах сделал шаг вперед и словно сломался, упал на колени, боднул головой глинистое крошево под кир- зовыми сапогами Галчевского. И тут я увидел связного Васю Зяблика, только что подбежавшего своей сутуловатой трусцой из глубины траншеи. Деревенское губастое лицо парня бы- ло сейчас каким-то непривычно чеканным; в глазах появилась мохнатовская родниковая пустота. Вася Зяблик спускал с плеча свой автомат. Галчевский рывком нагнулся к Мохнатову и так же порывисто разогнулся, вскинул над каской широкоствольный пистолет-ракетницу. А Вася Зяблик подымал на него автомат... Галчевский выстрелил, выплеснулся тугой, перекрученный дым, в синеве неба повисла марганцево-прозрачная капля. - Р-р-ро-та!! - закричал Галчевский рыдающе и, весь перекрутившись, выбросился наверх. Вася Зяблик держал автомат на весу... Подавились работавшие на флангах пулеметы, замерли окопы. - Р-р-ро-та!! Галчевский стоял на бруствере немыслимо долговязый - огромные кирзовые сапожищи рядом, дотянись рукой, а маленькая голова, упрятанная в каску, да- леко в поднебесье. А еще дальше - в засасывающей синеве - вишневая перелив- чатая капля. А из траншеи завороженно следил за ним Вася Зяблик с автоматом на из- готовку, с чужим вдохновенным лицом. - Слу-уша-ай мою команду! За-а р-ро-оди-ну! За-а Ста-али-и... До поднебесья долговязая, нескладная фигура качнулась и исчезла. - Ур-ра-а!!! Не слухом, а всем телом, кожей, костями я ощутил через землю суету окопов - шевеление, сопение солдат, лезущих вверх из земли к небу. - Р-ра-а-а!! Вася Зяблик вдруг засуетился, губастое лицо сразу же утратило опасную чеканность, стало просто озабоченным. Он торопливо выскочил на бруствер, на какой-то миг закрыл от меня полнеба, сутуловатый, устремленный вперед, неп- ривычно могучий... И словно провалился сквозь землю. - Р-ра-а-а!! Тускло-серая, ржавая степь, покатая, словно школьная карта. В ее нето- ропливом, упрямом устремлении к небу есть что-то щемяще жалкое, обожженная, неопрятная, тянется к непорочно чистому, недоступно высокому - нищета, меч- тающая о величии. Наверное, потому, что сама степь слишком уж велика и просторна, люди в ее бесконечности кажутся слишком вялыми, не спешат, устало бредут к синему небу. Бредут и подбадривают себя натужным, неуверенным криком: - Р-раааа-а! Среди паломников, бредущих к синему небу, возник грязно-желтый ватный ком... - А-аааа!.. - И смолкло. Тугой взрыв мягко ударил мне в лицо. Ватный ком распался, поплыл над рыжей, тусклой землей, задевая рассыпанных людей нечистой дымной бородой. Далекое небо, перекрывающее неопрятную степь, в нескольких местах треснуло, из него полилось: тррат-тат-та-та-та! В степи началось кружение, столь же дремотно-вялое, бестолковое... Еще взрыв, еще! Грязно-серые бороды... И колыхнулся окоп, и вспучилась дыбом земля, закрыла от меня степь, людей, дымчатые бороды. Траншею залихорадило. Седой дым, жирный дым, живой, свивающийся, пухнущий, и сквозь него острыми потоками текущая вверх земля. Солнце начало играть в прятки - то скрывалось в дыму, то весело выглядыва- ло. Тягуче запели вокруг осколки. Черствый град глинистых комьев забараба- нил по брустверу, по пыльным кустикам жалкой полыни, по моим плечам... Меня тянули сзади за ногу: - Младший сержант!.. Младший... На землистом лице Небабы распахнутые, выбеленные небом глаза. Только на дне траншеи я осознал, что случилось: немецкая артиллерия перекрыла путь тем, кто пытался бежать обратно. Стена напичканного осколками дыма, стена вздыбленной земли - не пробьешься... А солнце играло в прятки, то светило, то скрывалось. Комья земли еще продолжали падать - редкий, усталый град со знойного безоблачного неба. В воздухе раздался то ли назойливый звон, то ли вкрадчи- вый свист. Я не сразу понял, что это звенит у меня в ушах. От тишины. Вспомнил о телефоне - заземление-то выдернуто! Всадил привязанный к проводу ржавый штык. - "Клевер"! "Клевер"! Немота, незримое четвертое измерение, где помещались "Клевер", "Ко- лос", "Лютик", "Ландыш", исчезло - глухая стенка. И Небаба деловито натянул на голову каску. Он всегда надевал каску, прежде чем выбраться из окопа на линию. Его очередь "гулять". Мелькнули надо мной в небе ботинки с обмотками. В ушах серебряный тон- кий звон, тоскуют летящие в высоте пули, где-то ухнул взрыв, сухой, треску- чий, - значит, мина, не снаряд. Тишина. Боже мой, какая тишина! Только тут я вдруг осознал, что я один... Совсем один во всех окопах. Минут десять тому назад здесь было сто с лишним человек, может, даже двес- ти... Лежат в степи, далеко от меня. Один на все окопы, один перед лицом немцев. Я - маленький, слабый, еще никогда ни в кого не выстреливший, нико- го не убивший, умеющий лишь сматывать и разматывать катушки с кабелем, кри- чать в телефонную трубку. И до чего это странно, что я, мирный и слабый, - один перед грозным противником, запугавшим всю незнакомую мне Европу. Я да- же не испытывал от этого ужаса, только коченеющую, мертвящую тоску. Один... Есть еще рядом он... Я успел забыть о нем. Он лежит в своем командирс- ком тупичке, на дне, скрючившись, подтянув под живот колени, уткнувшись спутанными волосами в землю, правая рука неестественно выломлена, на боку зияет расстегнутая кобура, а вороненый пистолет валяется сзади, возле его нечищеных сапог. Так давно он упал под автоматной очередью, что я уже успел забыть о его смерти. Тишина. Звон серебряных колокольчиков, кожей ощущаю тянущиеся во все стороны пустые, бессмысленные, мертвые ямы. - "Клевер"! "Клевер"!.. Молчит "Клевер", нет надежды избавиться от одиночества. И я люто поза- видовал Небабе. Опять ему повезло! Он тоже один, но не в пустых окопах - в привычной обстановке. Телефонист, выскочивший на неисправную линию, всегда один на один с войной. Нормально. И раздался звук шагов, шорох одежды. Я ужаленно обернулся: расползшая- ся пилотка, пряжка брезентового ремня на боку, полосатое от грязи лицо, утомленное и бесконечно унылое, - пулеметчик Гаврилов. Господи! Какой он родной! Я не могу прийти в себя, а он скребет небритую щеку, морщится, буднич- но спрашивает: - Может, нам всем в одно место стянуться? - Ты... Ты не ходил в атаку? Гаврилов поглядел на меня с тусклым удивлением, скривил спеченные губы. - А ты? - Я ж привязан... к телефону. - А я к станковому... С "максимкой" не побежишь... А ручные пулеметчи- ки - те все... - Гаврилов горестно высморкался. - На левом фланге у Дежкина тоже станковый пулемет. Как и мы - два человека. Как мало надо для счастья. Я не один - и я ликую, в душе, разумеется. - От всей роты - пятеро... - Шестеро, - бодро поправляю я.- Небаба мой выскочил на порыв. - Прощупай давай, может, он уже того... - "Клевер"! "Клевер"! Нету. А что-то долго. Далеко, видно, обрыв. Гаврилов уселся возле меня, но сразу же поспешно встал, перешел на другое место. Он увидел в тупичке лейтенанта Мохнатова, бодающего простово- лосой головой землю. - У меня Петька Губин, второй номер, тоже с ума помаленьку сходит. Мо- литвы вслух читает: "Спаси, господи, люди твоя..." А может, все люди на земле сбесились, Петька-то из нас самый нормальный? - Гаврилов помолчал, подолбил каблуком ямку. - "Спаси, господи, люди твоя..." А из пулемета иг- рает. Там тоже ведь не чурки падают. - Снова помолчал и с тоскливым, злым убеждением закончил: - Смирным жить на земле нельзя! В стороне в траншею посыпалась земля, донесся влажный всхлип, и кто-то черный, взлохмаченный бескостно свалился вниз, дернулся, поерзал и затих. Доносилось только тяжелое, со всхлипами дыхание. Гаврилов медленно-медленно поднялся, вздохнул: - Оттуда. Поднялся и я. Он натужно, со всхлипами дышал, лопатки двигались под бурой гимнастер- кой, немолодая, в морщинах коричневая шея. - Эй, милок, ты ранен? - спросил Гаврилов. Гость о т т у д а с усилием пошевелился, сел - черное лицо, яркие, почти обжигающие белки глаз, синие бескровные губы. Разлепив губы, сказал с влажным хрипом: - Не знаю. - Кто еще остался там живой? - Не знаю. - Может, ранен кто - вытащить? - Не знаю. Однако мучительно задумался, на пятнистом лбу проступила тугая вена, заговорил: - Взводного нашего видел... Дежкина... Ползет, а ног-то нету. Ползет, а в лице-то ни кровиночки... Дайте пить, братцы. Но тут я увидел еще одного - вынырнул в глубине траншеи из-за поворо- та, захромал к нам. По сутуловатой осаночке узнал - Вася Зяблик. Он вел се- бя очень странно - пробежит с прихрамыванием пять шагов и, судорожно барах- таясь, вылезает наверх, вглядывается куда-то в даль, спрыгивает вниз, а че- рез пять шагов снова лезет... Весь какой-то скомканный, перекошенный, шта- нина брюк разорвана, без каски, без автомата, недоуменно торчат уши на пыльной плюшевой голове. - Это ж он, сволочь! Это ж - он! - заговорил изумленным речитативом. - Жив, сука! И тут же полез наверх, вытянул шею, раскрыл рот, насторожил торчащие уши. - Так и есть! Он!.. Идет себе... Глядите! Глядите! Он!.. И мы с Гавриловым тоже полезли вверх. Степь. Она все та же, тусклая, ржавая, пустынная, устремленная к небу. Она нисколько не изменилась. Отсюда не видно на ней воронок, не видно и трупов. По этой запредельной степи шел одинокий человек... во весь рост. По нему стреляли, видно было - то там, то тут пылили очереди. Он не пригибал- ся, вышагивал какой-то путаной, неровной карусельной походкой, нескладно долговязый, очень мне знакомый. - Жи-ив! Надо же - жив!.. Всех на смерть, а сам - жив! - изумлялся Ва- ся Зяблик лязгающей скороговорочкой. - Заговорен он, что ли? - спросил Гаврилов. - Дерьмо не тонет... Но ничего, ничего! Немцы не шлепнут, я его. За милую душу... Небось... - Брось, парень, не кипятись. Покипятился вон - и роты как не бывало. - Он лейтенанта шлепнул! За лейтенанта я его... Небось... - Жив останется - для него же хуже. Перед нашим бруствером, жгуче всхлипывая, срубая кустики полыни, зап- лясали пули. Мы дружно скатились на дно траншеи. Это приближался младший лейтенант Галчевский, нес с собой огонь. Он неожиданно вырос над нами, маленькая голова в просторной каске где-то в поднебесье. Визжали пули, с треском, в лохмотья рвали воздух, а он маячил, перерезая весь голубой мир, смотрел на нас, прячущихся под землю, отрешенно и грустно. Серенькое костлявое лицо в глубине недоступной вселен- ной казалось значительным, как лицо бога. Затем он согнулся и бережно сел на край траншеи, спустил к нам свои кирзовые сапоги. Мы стояли по обе стороны его свесившихся сапог и тупо таращились вверх. - Вот я... - сказал он и вдруг закричал рыдающе, тем же голосом, каким звал роту в атаку: - Убейте меня! Убейте его!.. Кто ставил "Если завтра война"!.. Убейте его!! Мы завороженно глядели снизу вверх, ничего не понимали, а он сидел, свесив к нам сапоги, рыдающе вопил: - Уб-бей-те!! Вася Зяблик схватил его за сапог, рванул вниз: - Будя!.. - "Клевер"! "Клевер"!.. - склонился я над телефоном. Немота. Я положил трубку и полез наверх. Небаба лежал всего в десяти шагах от траншеи, зарывшись лицом в пыль- ную полынь, отбросив левую руку на провод, пересекавший степь. Чуть дальше на спеченной земле была разбрызгана воронка - колючая, корявая звезда, во- ронка мины, не снаряда. Ему везло... Братски близкий мне человек и совсем незнакомый. Познако- миться не успели... Это было началом нашего отступления. До Волги, до Сталинграда... Я видел переправу через Дон: горящие под берегом автомашины, занесен- ные приклады, оскаленные небритые физиономии, ожесточенный мат, выстрелы, падающие в мутную воду трупы - и раненые, лежащие на носилках, забытые все- ми, никого не зовущие, не стонущие, обреченно молчаливые. Раненые люди мол- чали, а раненые лошади кричали жуткими, истеричными, почти женскими голосами. Я видел на той стороне Дона полковников без полков в замызганных сол- датских гимнастерках, в рваных ботинках с обмотками, видел майоров и капи- танов в одних кальсонах. Возле нас какое-то время толкался молодец и вовсе в чем мать родила. Из жалости ему дали старую плащ-палатку. Он хватал за рукав наше начальство, со слезами уверял, что является личным адъютантом генерала Косматенко, умолял связаться со штабом армии. Никто из наших не имел представления ни о генерале Косматенко, ни о том, где сейчас штаб ар- мии. И над вынырнувшим из мутной донской водицы адъютантом все смеялись с жестоким презрением, какое могут испытывать только одетые люди к голому. У нагого адъютанта из-под рваной плащ-палатки торчали легкие мускулистые ноги спортсмена... "Наше дело правое..." Чудовищно неправый враг подошел вплотную к тихо- му Дону. И как жалко выглядели мы, правые. Обнаженная правота, облаченная в кальсоны... Да всегда ли силен тот, кто прав? А может, наоборот? Правый всегда слабее, он чем-то ограничивает себя - не бей со спины, не подставляй недоз- воленную подножку, не трогай лежачего. Неправый не знает этих обессиливаю- щих помех. Но тогда мир завоюют мрачные негодяи. Те, кто обижает, кто наси- лует, кто обманывает. Жестокость станет доблестью, доброта - пороком. Стоит ли жить в таком безобразном мире? Мир, оказывается, не разумен, справедли- вость не всесильна, жизнь не драгоценна, а святой лозунг "Наше дело правое, враг будет разбит..." - ненужная фраза. Но даже общее пожарище не выжгло тогда из моей памяти Ярика Галчевско- го. Минутами я видел его сидящим на бруствере и внутренне содрогался от его крика: "Убейте его!" Кого?.. Да того, кто ставил "Если завтра война". Странно. Дева Света! Где ты, донна Анна?.. Ярик любил стихи, еще больше любил кинофильмы. Он знал по именам всех известных и малоизвестных актеров. "Если завтра война"... До войны был та- кой фильм. "Если завтра..." Война сейчас, война идет, враг на том берегу Дона. "Дева Света! Где ты, донна Анна?" "Убейте его!" В те дни, оказывается, не я один помнил о Галчевском, кой-кто еще... Над степью выполз чумацкий месяц - ясный и щербатый. Солдаты спали прямо на ходу, во сне налетали друг на друга, даже не ругались, не было сил. Пятый день блуждал по степи наш сильно поредевший полк, спали по два часа в сутки, пытались набрести на какой-то таинственный Пункт Сбора. Этот Пункт каждый раз, как мы приближались к нему, оказывался перемещенным в другое место, глубже в тыл, подальше от накатывающегося противника. Береже- ного, конечно, бог бережет, а солдату накладно. Выполз месяц, значит, скоро разрешат привал - самый большой, ночной. И действительно, головной отряд свернул с пыльного тракта. Обгоняя нас, пры- гая по неровностям, прокатила крытая машина. Мутная при свете луны, отдыхающая степь. Где-то далеко-далеко раскаты. Далеко-далеко, чуть слышна война. Но все-таки слышна, хотя мы, колеся, и уходим от нее, спешим выматываемся, спим только по два часа в сутки. Нас подвели к остановившейся посреди степи машине как могли, выстроили в шеренги, почему-то не разрешили садиться. Майор Саночкин, заместитель комполка по строевой, досадовал и покрики- вал на людей возле машины: - Давайте, но только быстрей! Быстрей, ради бога! Люди устали! И тут вывели его... Под жидкий свет луны, к отупевшему от усталости полку... - Только, ради бога, не тяните резину! Не было расторопных ребят в твердых тыловых фуражках. Из гущи спутав- шихся рядов вытащили шестерых солдат из комендантского взвода, таких же, как и все мы, шатающихся от усталости. Шестеро солдат, слепо толкаясь, выстроились напротив него. Он высоко держал на тонкой шее маленькую обкатанную голову, был в гимнастерке распо- яской, в комсоставских синих галифе, но босиком. За ним зыбко лежала мут- но-лунная, безбрежная степь. - Побыстрей же, прошу вас! Шестеро парней из комендантского взвода знали - пусть не близко, со стороны - командира химвзвода младшего лейтенанта Галчевского. Теперь уже не младшего лейтенанта, и человеком ему оставалось быть считанные минуты. Не было расторопных, знающих свое дело ребят. Его не раздели до белья, ему не выкопали даже могилы. Выступило вперед сразу двое. Один из них осветил бумагу фонариком, другой принялся торжественно читать: - Именем Союза Советских Социалистических Республик военный трибу- нал... в составе... Почему-то эти торжественные слова вносили в душу успокоение. Оказыва- ется, и в бредовой неразберихе отступления кой-где сохранился порядок, кой-кто не забывал о своих обязанностях - жива какая-то дисциплина, жива армия. - р-рас-смотрел дело по обвинению Галчевского Ярослава Сергеевича, во- еннослужащего, младшего лейтенанта, тысяча девятьсот двадцать второго года рождения... Смутная в лунном рассеянном свете степь за его спиной. В полынно нас- тоянный воздух просочился божественно прекрасный запах разваренной свиной тушенки, подправленной дымком. Сегодня днем на тракте наши задержали какие-то интендантские машины, потому сейчас и пахнет у нас давно забытой свиной тушенкой. Удивительный запах, он гонит прочь усталость, зовет к жизни. Повар комендантского взвода знаменитый Митька Калачев при отступлении оставил на той стороне Дона свою полевую кухню, но - ловок, бестия! - обзавелся банным котелком, умудряется в нем варить даже на ходу, не очень запаздывает с раздачей. - ...При-говорил!.. Галчевского!.. Ярослава Сергеевича!.. - и умолк, его товарищ погасил фонарик. Луна висела над необъятной степью, обессиленной, отдыхающей, и дале- ко-далеко погромыхивала чуть слышная война. Он стоял под луной, вытянув тонкую шею, теребя балахон гимнастерки. А у организаторов произошла заминка, они топтались и шушукались. - Кончайте! Что ж вы?.. - снова взъелся на них майор Саночкин. - Скомандуйте вашим бойцам... - Нет уж, увольте. Это ваше дело. И только побыстрей, побыстрей, сол- даты падают от усталости! И тогда тот, кто читал приговор, тяжело шагнул вперед, закричал дре- безжащим, нестроевым, некомандирским голосом: - По врагу нашей род-ди-ны!.. Солдаты, не получившие привычной команды взять на изготовку, несклад- но, растерянно, вразброд вскинули винтовки. И тут Галчевский вытянулся, напрягся, и заплескался в лунной степи его звенящий голос: - Я не враг! Мне врали! Я верил! Я не враг! Да здравствует... - Пли!! У одного из стрелявших в стволе была заложена трассирующая пуля. Она плеснула огненным полотнищем, прошла сквозь узкую, бесплотную грудь Гал- чевского, полыхнула за его спиной. Он упал на жесткую полынь, голубую при лунном свете траву. У его мамы больное сердце... В воздухе пахло разваренной тушенкой. Запах, обещающий жизнь. На другой день мы вошли на станцию Садовая, окраину Сталинграда, еще оживленного, еще не разрушенного, не спаленного города. Мы защищали его. В этом городе враг был разбит. Наше дело правое, победа оказалась за нами... Д о к у м е н т а л ь н а я р е п л и к а Однако не нуждается в подтверждении никаких документов общеизвестный факт, что во время войны, которую мы все называем Отечественной, считаем не без основания народной, за спиной наших воюющих солдат стояли заградитель- ные отряды с пулеметами. Им было приказано расстреливать отступающих. Не слышал, чтоб когда-либо была попытка выполнить этот не только ос- корбительный, но и бессмысленный приказ. Отступающие войска, как бы они ни были деморализованы, далеко не безоружны, а зачастую вооружены и более мощ- ным оружием, чем пулеметы заградотрядцев, - пушками и минометами. И уж ко- нечно, охваченные желанием спастись, отступающие войска, наткнувшись на огонь своих, просто не имели бы иного выхода, как вступить в бой, причем с озлобленной яростью, не сулящей пощады. Заградотрядники это прекрасно понимали, а потому под победоносным на- тиском немцев первых лет войны дружно бежали вместе с отступающими, если не с большей прытью. Декабрь 1969 - март 1971 --------------------------------------------------------------------------------

#822 Max Otto von Stirlitz

Max Otto von Stirlitz

    Юзер Года-2014

  • Коллекционер
  • 7 357 сообщений
  • родной язык:русский
  • Пол:Мужчина
  • Город:Berlin
Репутация: 1 676
Prf69

Отправлено 21.05.2012 - 23:29:32

А то, что он многое оценивает иначе, чем я - мне не помешает. Ему - тоже, наверное.


Вообще-то он умер 27 лет назад.

#823 Jaroslaff

Jaroslaff

    красный классик * * * Юзер 2012 года

  • Коллекционер
  • 22 407 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Пермь
Репутация: 3 508
Prf70

Отправлено 21.05.2012 - 23:53:37

Вообще-то он умер 27 лет назад.


Я знаю. Именно поэтому так и написал с полной уверенностью.

#824 Случайный прохожий

Случайный прохожий

    плюшевый маньяк

  • Без репы
  • 6 658 сообщений
  • родной язык:русский
  • Имя, отчество:Лаврентий Августович
  • Пол:Мужчина
  • Город:Звенигородский уезд, Горетов стан, казённые земли
Репутация: 543
PROOF

Отправлено 06.06.2012 - 22:30:52

Умер Крутов :sorry: :(

#825 Max Otto von Stirlitz

Max Otto von Stirlitz

    Юзер Года-2014

  • Коллекционер
  • 7 357 сообщений
  • родной язык:русский
  • Пол:Мужчина
  • Город:Berlin
Репутация: 1 676
Prf69

Отправлено 06.06.2012 - 22:47:58

Очень, очень жаль. Так рано!


Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей