Перейти к содержимому


Фотография

М.Зощенко


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 118

#101 Леон

Леон

    профессор

  • Коллекционер
  • 4 718 сообщений
  • я прочёл и понял Устав:да
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва, ЦАО
Репутация: 1 280
PROOF

Отправлено 28.04.2013 - 13:10:30

ВЕЧЕРНИЙ ЗОЩЕНКО
Этот рассказ-пародия написан в пушкинские дни в 1937 году. Спущенная сверху установка о массовом всенародном проведении мероприятий, посвященных А.С. Пушкину, на местах превратилась в тотальную обязаловку. В данном случае дело происходит в одном из жактов.



[font=Times New Roman][color=black][size=3]РЕЧЬ О ПУШКИНЕ

Хорошая речь и хорошо сказана.:hysterical:

#102 ермакъ Н-ск

ермакъ Н-ск

    научный сотрудник

  • Новичок
  • 608 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:новосибирск
Репутация: 35
MS 60 (Mint State)

Отправлено 28.04.2013 - 18:03:18

Потому-то, уважаемый ТС, она здесь.

#103 ермакъ Н-ск

ермакъ Н-ск

    научный сотрудник

  • Новичок
  • 608 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:новосибирск
Репутация: 35
MS 60 (Mint State)

Отправлено 28.04.2013 - 18:13:36

ВЕЧЕРНИЙ ЗОЩЕНКО

Шедевр, не ставший печатным или эстрадным "хитом" лишь по одной причине. Даже гротескные намеки о превосходстве качества зарубежной продукции над отечественной не поощрялись.

КАЧЕСТВО ПРОДУКЦИИ

У моих знакомых, у Гусевых, немец из Берлина жил.
Комнату снимал. Почти два месяца прожил.
И не какой-нибудь там чухонец или другое национальное меньшинство, а настоящий германец из Берлина. По-русски — ни в зуб ногой. С хозяевами изъяснялся руками и головой.
Одевался, конечно, этот немец ослепительно. Белье чистое. Штаны ровные. Ничего лишнего. Ну прямо гравюра.
А когда уезжал этот немец, то много чего оставил хозяевам, Цельный ворох заграничного добра. Разные пузырьки, воротнички, коробочки. Кроме того, почти две пары кальсон. И свитер почти не рваный. А мелочей разных и не счесть — и для мужского, и для дамского обихода.
Все это в кучку было свалено в углу, у рукомойника.
Хозяйка, мадам Гусева, дама честная, ничего про нее такого не скажешь, намекнула ему перед самым отъездом — дескать, битте-дритте, не впопыхах ли изволили заграничную продукцию оставить.
Немчик головой лягнул, дескать, битте-дритте, пожалуйста, заберите, об чем разговор, жалко, что ли.
Тут хозяева налегли на оставленную продукцию. Сам Гусев даже подробный список вещам составил. И уж, конечное дело, сразу свитер на себя напялил и кальсоны взял.
После две недели ходил с кальсонами в руках. Всем показывал, невозможно как гордился и хвалил немецкое качество.
А вещи, действительно, были хотя и ношеные, и, вообще говоря, чуть держались, однако, слов нет — настоящий, заграничный товар, глядеть приятно.
Между прочим, среди оставленных вещей была такая фляга не фляга, но вообще такая довольно плоская банка с порошком. Порошок вообще розовый, мелкий. И душок довольно симпатичный — не то лориган, не то роза.
После первых дней радости и ликования начали Гусевы гадать, что за порошок. Нюхали, и зубами жевали, и на огонь сыпали, но угадать не могли.
Носили по всему дому, показывали вузовцам и разной интеллигенции, но толку не добились.
Многие говорили, будто это пудра, а некоторые заяв- ляли, будто это мелкий немецкий тальк для подсыпки только что родившихся немецких ребят.
Гусев говорит:
— Мелкий немецкий тальк мне ни к чему. Только что родившихся ребят у меня нету. Пущай это будет пудра. Пущай я буду после каждого бритья морду себе посыпать. Надо же культурно пожить хоть раз в жизни.
Начал он бриться и пудриться. После каждого бритья ходит розовый, цветущий и прямо благоухает.
Кругом, конечно, зависть и вопросы.
Тут Гусев, действительно, поддержал немецкое производство. Много и горячо нахваливал немецкий товар.
— Сколько, говорит, лет уродовал свою личность разными русскими отбросами и вот наконец дождался. И когда, говорит, эта пудра кончится, то прямо и не знаю, как быть. Придется выписать еще баночку. Очень уж чудный товар. Прямо душой отдыхаю.
Через месяц, когда пудра подходила к концу, пришел в гости к Гусеву один знакомый интеллигент. За вечерним чаем он и прочитал банку.
Оказалось, это было немецкое средство против разведения блох.
Конечно, другой, менее жизнерадостный человек был бы сильно пришиблен этим обстоятельством. И даже, может быть, у менее жизнерадостного человека рожа покрылась бы прыщами и угрями от излишней мнительности. Но не таков был Гусев.
— Вот это я понимаю,— сказал он.— Вот это качество продукции! Вот это достижение. Это, действительно, не переплюнешь товар. Хочешь морду пудри, хочешь блох посыпай! На все годится. А у нас что?
Тут Гусев, похвалив еще раз немецкое производство, сказал:
— То-то я гляжу — что такое? Целый месяц пудрюсь, и хоть бы одна блоха меня укусила. Жену, мадам Гусеву, кусают. Сыновья тоже цельные дни отчаянно чешутся. Собака Нинка тоже скребется. А я, знаете, хожу и хоть бы что. Даром что насекомые, но чувствуют, шельмы, настоящую продукцию. Вот это действительно...
Сейчас порошок у Гусева кончился. Должно быть, снова его кусают блохи. Знают, шельмы, кого кусать.


#104 шеф

шеф

    доцент

  • Коллекционер
  • 2 632 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:вагонов и танков
Репутация: 300
MS70

Отправлено 28.04.2013 - 18:35:29

Хотя и каждый фельетон Зощенко шедевр..есть и рассказы , которые прочитаешь и грустно становится..Пример " Бедный Федя"..." Два письма".....Улыбнул рассказ о царских золотых монетах. А вот рассказы о Ленине для детей это да ....Сейчас читаешь с юмором и иронией. А тогда это сильная агитация в прозе была...Хотя и время такое было..Все к коммунизму рвались..

#105 шеф

шеф

    доцент

  • Коллекционер
  • 2 632 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:вагонов и танков
Репутация: 300
MS70

Отправлено 28.04.2013 - 18:40:17

О золотых монетках называется "Сильнее смерти"..

#106 ермакъ Н-ск

ермакъ Н-ск

    научный сотрудник

  • Новичок
  • 608 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:новосибирск
Репутация: 35
MS 60 (Mint State)

Отправлено 28.04.2013 - 18:52:17

Дорогой #104 шеф, Вы абсолютно правы в том, что созданное ММ многогранно и есть вещи подлинно трагические. Есть очень серьезная проза, заставляющая вспомнить Чехова и Бунина. Но так уж получилось, что ярче всего он проявил себя как непревзойденный мастер сатиры и своим главным оружием - разящим наповал смехом - владел виртуозно. А идеологический соцзаказ - дело обычное, и его вынуждены были выполнять все советские писатели. Но и здесь Зощенко оказался талантливей очень многих.

#107 ермакъ Н-ск

ермакъ Н-ск

    научный сотрудник

  • Новичок
  • 608 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:новосибирск
Репутация: 35
MS 60 (Mint State)

Отправлено 29.04.2013 - 08:19:30

Михаил Михайлович Зощенко (триптих в картинках)

Часть вторая. РСФСР – СССР: взлет.

Слева направо: М. М. Зощенко; его жена В. В. Зощенко; литературная группа «Серапионовы братья»; покупает яблоки; книги М. М. Зощенко; редчайший фотокадр – Зощенко смеется (рядом – Ю. К. Олеша); М. И. Калинин вручает писателю орден Трудового Красного Знамени.

Прикрепленные изображения

  • Scan10100.JPG
  • Scan10101.JPG
  • Scan10102.JPG
  • Scan10105.JPG
  • Scan10106.JPG
  • Scan10103.JPG
  • Scan10104.JPG


#108 ермакъ Н-ск

ермакъ Н-ск

    научный сотрудник

  • Новичок
  • 608 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:новосибирск
Репутация: 35
MS 60 (Mint State)

Отправлено 29.04.2013 - 17:25:01

ВЕЧЕРНИЙ ЗОЩЕНКО


#104шеф Улыбнул рассказ о царских золотых монетах... О золотых монетках называется "Сильнее смерти"..

Уважаемый шеф напомнил мне об одном малоизвестном рассказе ММ, опять же с нумизматическим уклоном, который, думаю, будет небезынтересен всем. Не знаю, тот ли это рассказ, так как в моем СС он назван "Рассказ про одного спекулянта". Шеф, по прочтении подтвердите, пожалуйста: попал я или промахнулся.


РАССКАЗ ПРО ОДНОГО СПЕКУЛЯНТА

Жил в Ленинграде некто такой Сисяев. Такой доволь­но арапистый человек. Он во время нэпа, когда частники еще работали, держал парикмахерскую. Только, кроме стрижки и брижки, он еще иностранной валютой торго­вал и вообще разные темные делишки обстряпывал. Ну и, конечно, засыпался.
Он засыпался в тридцатом году летом. Маленько по­сидел где следует. И вскоре его, голубчика, выперли из Ленинграда куда-то подальше. Ему чего-то, одним словом дали — минус семь, или плюс семь, или восемь — черт его разберет. Я в этих делах пока что слабо понимаю.
Одним словом, его, как спекулянта, выслали в Нарымский край.
И, значит, он, хочешь не хочешь, поехал.
А надо сказать, он своего ареста ожидал. У него серд­це было неспокойно. Он еще за неделю сказал своим компаньонам: дескать, как бы не угодить куда-нибудь.
И, конечно, на всякий случай он взял старую кожа­ную тужурку, подпорол ей бортик и зашил туда десять царских, золотых монет и один золотой квадратик. Мо­жет быть, помните — государство в двадцать четвертом году выпустило такие золотые квадратики для техниче­ских надобностей.
Вот он, значит, на всякий пожарный случай и подзашил свое добро в тужурку, и прямо из этой тужурки он больше не вылезал. Да еще в брюки он тоже зашил раз­ные бумажные деньги. И в сапоги под стельки положил более носкую валюту — доллары.
И стал поджидать.
Только он недолго ждал. Вскоре после того его взяли вместе с тужуркой. И осенью он поехал куда следует.
Только неизвестно, как он там жил. Может быть, ско­рей всего он не очень худо жил. Тем более бумажных денег у него было вдоволь припасено. Он знай себе под­парывал брюки и вынимал что-то из бумажника. А до золота, между прочим, не дотрагивался.
Только живет он так больше года. И вдруг хворает. Он хворает воспалением легких. Он там простудился. Его там просквозило на работе. И он там захворал.
Конечно, кашель поднялся, насморк, температура минус сорок градусов. В боку колет. Аппетита нету, вообще человек чувствует приближение собственной кончины.
И тогда ночью снимет с себя кожаную куртку и вновь подпарывает ей бортик.

Он подпарывает ей бортик, кладет на язык золотые монетки и глотает их в порядке живой очереди. «Поскольку,— думает он,— я помру, а тут кто-нибудьшарить начнет. А мне это неприятно. И пущай это золото у меня в брюхе лежит, чем кто-нибудь им воспользу­ется» И, значит, подумавши так, глотает.
Только, может, он проглотил пять или шесть штук, как вдрут замечает эти преступные действия один из его приятелей. Их там по семь человек вместе жило.
Заметил это приятель, поднял тарарам и не допустил глотать остальные деньги. И хотя тот за того хватался и умолял, но этот говорит:
— Мне, говорит, не так золота жалко. Я себе золота не возьму. Но я, говорит, не могу допустить проглатывать. Тем более воспаление легких иногда проходит. А тут и денег не будет, и вообще засорение желудка.
Короче говоря, больной вскоре действительно попра­вился. Он выздоровел. Грудь ему освободило. Дыхание вернулось. Но является новая беда — в желудке колет, кушать неохота, и слюна идет.
И спасибо, что больной не все монеты заглотал. А то бы совсем невозможно получилось.
Конечно, можно было бы больному схлопотать в Томск поехать, на операцию лечь. Но только он сам не захотел. Он, может, пугался, что во время хлороформа он недосмотрит и хирурги разворуют его монеты, лежащие в желудке.
Он только допустил разные внутренние средства и дозволил себя массировать.
Разные сильные средства, конечно, выгнали монеты наружу, но по подсчету их оказалось меньше, чем следует.
Тут вообще дело темное. Или уперли во время тара­рама несколько монет; или они в желудке остались.
Так что ежели считать, что в желудке ничего нету, то недостает трех монет и одного квадратика. Тогда, значит, действительно уперли. И тогда, значит, надо прекратить массаж и лечение.
Но зачем на людей тень наводить? Может быть, мо­неты лежат себе в желудке.
Тем более для здоровья это не играет роли. Золото не имеет права давать ржавчину, так что оно может лежать до бесконечности.
Конечно, жалко, что валюта лежит без движения. Не может, она и в движении у других граждан.
Что касается до спекулянта, то он имеет мнение, что золото благополучно лежит у него в желудке, зацепив­шись за какой-нибудь естественный поворот внутренней системы. Но для душевного спокойствия он непременно хочет сделать себе просвечивание. И если наука найдет, что золото там внутри, то он и не будет его трогать до поры до времени.
Эту правдивую историю мы рассказали, желая пока­зать вам, что любовь к деньгам иной раз бывает сильнее смерти.


#109 шеф

шеф

    доцент

  • Коллекционер
  • 2 632 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:вагонов и танков
Репутация: 300
MS70

Отправлено 29.04.2013 - 17:31:08

В точку..он самый..

#110 ермакъ Н-ск

ермакъ Н-ск

    научный сотрудник

  • Новичок
  • 608 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:новосибирск
Репутация: 35
MS 60 (Mint State)

Отправлено 29.04.2013 - 17:36:29

Я рад, дорогой шеф. Мы с Вами прочитали, пусть почитают и другие. Все-таки неудобное это место для хранения монет, пусть даже и золотых, - желудочно-кишечный тракт.

#111 ермакъ Н-ск

ермакъ Н-ск

    научный сотрудник

  • Новичок
  • 608 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:новосибирск
Репутация: 35
MS 60 (Mint State)

Отправлено 29.04.2013 - 18:48:14

Уважаемый Леон, обращаюсь к Вам как к ТС. Рубрика "Вечерний Зощенко" изначально не мыслилась чьей-то монополией, предполагалось, что любой почитатель ММ может поместить под ней понравившееся ему произведение классика. Мое упущение в том, что я говорю об этом с запозданием. Ну увлекся. А сейчас обстоятельства складываются так, что я на некоторое время выбываю из ветки и возможности участвовать в ней у меня не будет. Очень бы не хотелось, чтобы по такому пустяшному поводу рубрика оказалась в простое. Покорнейшая просьба к Вам и всем остальным почитателям Михал Михалыча позаботиться о ее регулярном пополнении. А я вернусь и подключусь, и с удовольствием почитаю все, что
появится в мое отсутствие. На прощание и в порядке частичной компенсации своего вынужденного безделья позволю себе еще кое-что публикнуть.

#112 ермакъ Н-ск

ермакъ Н-ск

    научный сотрудник

  • Новичок
  • 608 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:новосибирск
Репутация: 35
MS 60 (Mint State)

Отправлено 29.04.2013 - 19:29:26

М. М. Зощенко не только выпускал книги и печатался в юмористических журналах. Его произведения всегда занимали почетное место в репертуаре многих известных мастеров эстрады. В настоящее время, насколько мне известно, с чтением зощенковских рассказов выступает Александр Филиппенко. Но непревзойденным исполнителем произведений ММ, по-моему, был и остается И. В. Ильинский. Есть замечательный телефильм, который можно найти в сети. Настоятельно рекомендую: отыщите, посмотрите и получите ни с чем не сравнимое удовольствие. А заодно и ссылочку здесь разместите для всех желающих, в том числе и для меня. А я с вашего позволения представляю вашему вниманию изумительный рассказ ММ, который гениально в вышеупомянутом фильме исполняет Игорь Владимирович.

АКТЕР

Рассказ этот — истинное происшествие. Случилось в Астрахани. Рассказал мне об этом актер-любитель.
Вот что он рассказал:
Вот вы меня, граждане, спрашиваете, был ли я ак­тером? Ну был. В театре играл. Прикасался к этому ис­кусству. А только ерунда. Ничего в этом нет выдающего.
Конечно, если подумать глубже, то в этом искусстве много хорошего.
Скажем, выйдешь на сцену, а публика смотрит. А средь публики — знакомые, родственники со стороны жены, граждане с дому. Глядишь — подмигивают с партеру — дескать, не робей, Вася, дуй до горы. А ты, значит, им знаки делаешь — дескать, оставьте беспокоиться, граж­дане. Знаем. Сами с усами.
Но если подумать глубже, то ничего в этой профессии нету хорошего. Крови больше испортишь.
Вот раз ставили мы пьесу «Кто виноват?». Из преж­ней жизни. Очень это сильная пьеса. Там, значит, в од­ном акте грабители купца грабят на глазах у публики. Очень натурально выходит. Купец, значит, кричит, нога­ми отбивается. А его грабят. Жуткая пьеса.
Так вот, поставили эту пьесу.
А перед самым спектаклем один любитель, который купца играл, выпил. И в жаре до того его, бродягу, рас­трясло, что, видим, не может роль купца вести. И, как выйдет к рампе, так нарочно электрические лампочки ногой давит.
Режиссер Иван Палыч мне говорит:
Не придется, говорит, во втором акте его выпущать. Передавит, сукин сын, все лампочки. Может, говорит, ты заместо его сыграешь? Публика-дура — не поймет.
Я говорю:
Я, граждане, не могу, говорю, к рампе выйти. Не просите. Я, говорю, сейчас два арбуза съел. Неважно со­ображаю.
А он говорит:
Выручай, браток. Хоть на одно действие. Может, тот артист после очухается. Не срывай, говорит, просве­тительной работы.
Все-таки упросили. Вышел я к рампе.
И вышел по ходу пьесы, как есть, в своем пиджаке, в брюках. Только что бороденку чужую приклеил. И вы­шел. А публика хотя и дура, а враз узнала меня.
А,— говорят,— Вася вышедши! Не робей, дескать, дуй до горы...
Я говорю:
Робеть, граждане, не приходится — раз, говорю, критический момент. Артист, говорю, сильно под мухой и не может к рампе выйтить. Блюет.
Начали действие.
Играю я в действии купца. Кричу, значит, ногами от грабителей отбиваюсь. И чувствую, будто кто-то из лю­бителей действительно мне в карман лезет.
Запахнул я пиджачок. В сторону от артистов.
Отбиваюсь от них. Прямо по роже бью. Ей-богу!
Не подходите, говорю, сволочи, честью прошу.
А те по ходу пьесы это наседают и наседают. Вынули у меня бумажник (восемнадцать червонцев) и к часам прутся.
Я кричу не своим голосом:
Караул, дескать, граждане, всерьез грабят.
А от этого полный эффект получается. Публика-дура в восхищении в ладоши бьет. Кричит:
Давай, Вася, давай. Отбивайся, милый. Крой их, дьяволов, по башкам.
Я кричу:
Не помогает, братцы!
И сам стегаю прямо по рылам.
Вижу — один любитель кровью исходит, а другие, подлецы, в раж вошли и наседают.
Братцы, кричу, да что ж это? За какое самое это страдать-то приходится ?
Режиссер тут с кулис высовывается.
Молодец, говорит, Вася. Чудно, говорит, рольку ве­дешь. Давай дальше.
Вижу — крики не помогают. Потому, чего ни крик­нешь — все прямо по ходу пьесы ложится.
Встал я на колени.
—• Братцы, говорю. Режиссер, говорю, Иван Палыч. Не могу больше! Спущайте занавеску. Последнее, гово­рю, сбереженье всерьез прут!
Тут многие театральные спецы,— видят, не по пьесе слова — из кулис выходят. Суфлер, спасибо, из будки наружу вылезает.
Кажись, говорит, граждане, действительно у купца бумажник свистнули.
Дали занавес. Воды мне в ковшике принесли. Напоили.
Братцы, говорю. Режиссер, говорю, Иван Палыч. Да что ж это, говорю. По ходу, говорю, пьесы ктой-то бу­мажник у меня вынул.
Ну, устроили обыск у любителей. А только денег не нашли. А пустой бумажник кто-то в кулисы кинул.
Деньги так и сгинули. Как сгорели.
Вы говорите — искусство? Знаем! Играли!

#113 ермакъ Н-ск

ермакъ Н-ск

    научный сотрудник

  • Новичок
  • 608 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:новосибирск
Репутация: 35
MS 60 (Mint State)

Отправлено 29.04.2013 - 21:23:44

Михаил Михайлович Зощенко (триптих в картинках)

Часть третья и последняя. Катастрофа.

Слева направо: А. А. Жданов, роковое постановление, М. М. Зощенко, А. А. Ахматова, М. М. Зощенко: фотографии последних лет, проводы.

Прикрепленные изображения

  • Scan10094.JPG
  • Копия Scan10094.JPG
  • Scan10095.JPG
  • Копия Scan10095.JPG
  • Scan10096.JPG
  • Scan10098.JPG
  • Scan10097.JPG


#114 Леон

Леон

    профессор

  • Коллекционер
  • 4 718 сообщений
  • я прочёл и понял Устав:да
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва, ЦАО
Репутация: 1 280
PROOF

Отправлено 03.05.2013 - 16:08:19

Вот хороший рассказ, сегодня первый раз прочитал: МИХАИЛ ЗОЩЕНКО ТВЁРДАЯ ВАЛЮТА — Чтой-то мне не нравится, граждане, твёрдая валюта,— сказал Григорий Иванович.— Ничего в ней нету хорошего. Одно сплошное беспокойство выходит гражданам. Скажем, двугривенный. Звенит, слов нету, а положил его в карман — и поминай как звали: небольшая дырочка в кармане, и вывалилась ваша твёрдая валюта к чёртовой бабушке. А потом лижи пол языком, надевай бинокли на нос, отыскивай. А если валюта мягкая, то опять-таки ничего в ней хорошего. Одно сплошное беспокойство выходит гражданам. Ну, бумажка и бумажка, а присел за стол, сыграл в очко — и нету вашей бумажки. Не нравится мне такая валюта, не симпатична. А уж если на такую валюту покупать пошёл, то до того скучно, до того нету интереса, что и покупать не хочется. Ну, пришёл в лавочку. Приказчик этакий стоит с бородой, нож точит. Ну, здравствуйте! Чего, дескать, вам нужно? Ну, возьмёшь обрезков, заплатишь в кассу. И всё. И ничего больше. Ни поторговаться, ни на товар плюнуть. С приказчиком сцепиться — и то нельзя. Эх, скучно! До того мне, товарищи, с этой теперешней валютой скучно, так и сказать нельзя. Я, товарищи, вообще иду теперь против капитализма и денежного обращения. Я стою за денежный порядок восемнадцатого года. Тоже была там валюта. Вроде володи. Если колечко или портсигар — твёрдая, если шляпа или штаны — мягкая. А очень отлично было и хорошо. Повезёшь мужичкам штаны. Выложишь им эти штаны, помахаешь в воздухе, зажмёшь пальцем кое-какую дыру — и пожалуйте, налетайте, граждане, волоките в обмен припасы. Иной раз до того товару навезёшь в город, что даже совестно, зачем деревню объегорил. Конечно, некоторые граждане, может быть, скажут, что неудобно было с такой валютой — возня и неприятности. Это пустяки. Очень было даже удобно и хорошо. А что неприятности, то в любом деле бывают неприятности. Была у нас одна неприятность. Это когда мы рояль везли. Небольшой этакий рояльчик, но со струнами, с крышкой и с педальками. А стоял этот рояль в пустой генеральской квартире. Что ж, думаем, зря гниёт народное достояние. И с разрешения нижних жильцов выперли мы этот небольшой рояльчик на свет божий. Ну и повезли втроём. Конечно, трудно было. Запарились. Пот льёт, штаны прилипают, беда. Еле в теплушку впёрли. А народу смешно. Хохочут. Интересуются, куда музыку везём. А везём в Череповецкую на масло. Привезли в Череповецкую. Волокём в одну деревню. Не берут. Один мужик было взял, да в его избёнку рояль не лезет. Уж мы и так и этак — никак. Хотели стенку разбирать — заартачился серый, не позволил. И цену хорошую даёт, и рояль ему иметь хочется, а никак. Я говорю: — Ты, милый, не расстраивайся. Не лезет, не надо. Пущай во дворе стоять будет на вольном воздухе. Ещё и лучше. Так нет, не хочет. Я говорю: — Не хочешь, не надо. Не расстраивайся. Можем мы тебе над рояльчиком навесик вроде беседки устроить. Нет. Боится, что корова пугаться будет. Не хочет, не надо. Волокём рояльку в другую деревню. В другой деревне опять беда — не лезет музыка ни в одну избу. Стали совещаться, чего делать. Решили не оптом, а в розницу продавать — кому педали, кому струну, кому что. Ничего, разбазарили. А что неприятность, то неприятность после вышла. Когда вернулись, к ответу потянули. А на суде выяснилось, отчего рояль в избу не влезал. Надо было ножки откручивать. Век живи — век учись. Только вот и была одна неприятность с этой твёрдой валютой, а то всё сходило чинно, чисто и благородно. Хорошо было и весело, не то что с теперешней валютой. 1924

#115 ермакъ Н-ск

ермакъ Н-ск

    научный сотрудник

  • Новичок
  • 608 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:новосибирск
Репутация: 35
MS 60 (Mint State)

Отправлено 04.05.2013 - 05:51:24

Забежал на часок домой, чтобы снова исчезнуть. Попутно заглянул на форум. Уважаемый Леон, спасибо за добрый отзыв о моем участии в Вашей теме. И за рассказ спасибо – тоже прочитал впервые, в СС до него еще как-то не добрался. И вспомнил, что у ММ есть потешный рассказ на пасхальную тему. Не удержался, чтобы не опубликовать. Такое вот яичко ко Христову дню. Отношение к религии и служителям культа в духе того времени. Тут уж ничего не поделаешь.


ПАСХАЛЬНЫЙ СЛУЧАЙ

Вот, братцы мои, и праздник на носу — Пасха право­славная.
Которые верующие, те, что бараны, потащат свои ку­личи святить. Пущай тащат! Я не потащу. Будет. Мне, братцы, в прошлую Пасху на кулич ногой наступили.
Главное, что я замешкался и опоздал к началу. При­хожу к церковной ограде, а столы уже заняты. Я прошу православных граждан потесниться, а они не хотят. Ру­гаются.
Опоздал, говорят, черт такой, так и станови свой кулич на землю. Нечего тут тискаться и пихаться — ку­личи посроняешь.
Ну, делать нечего, поставил свой кулич на землю. Ко­торые опоздали, все наземь ставили.
И только поставил, звоны и перезвоны начались.
И вижу, сам батя с кисточкой прется.
Макнет кисточку в ведро и брызжет вокруг. Кому в рожу, кому в кулич — не разбирается.
А позади бати отец-дьякон выступает с блюдцем, со­бирает пожертвования.
-— Не скупись, говорит, православная публика! Клади монету посередь блюдца.
Проходят они мимо меня, а отец-дьякон зазевался на свое блюдо и — хлоп ножищей в мою тарелку.
У меня аж дух захватило.
Ты что ж, говорю, длинногривый, на кулич-то на­ступаешь?.. В пасхальную ночь...
Извините, говорит, нечаянно.
Я говорю:
Мне с твоего извинения не шубу шить. Пущай мне теперь полную стоимость заплатят. Клади, говорю, отец- дьякон, деньги на кон!
Прервали шествие. Батя с кисточкой заявился.
Это, говорит, кому тут на кулич наступили?
Мне, говорю, наступили. Дьякон, говорю, сукин кот, наступил.
Батя говорит:
Я, говорит, сейчас кулич этой кисточкой покроплю. Можно будет его кушать. Все-таки духовная особа на­ступила...
Нету, говорю, батя. Хотя все ведерко на его выли­вай, не согласен. Прошу деньги обратно.
Ну, пря поднялась. Кто за меня, кто против меня. Зво­нарь Вавилыч с колокольни высовывается, спрашивает:
Звонить, что ли, или пока перестать?
Я говорю:
Обожди, Вавилыч, звонить. А то под звон они меня тут совсем объегорят.
А поп ходит вокруг меня, что больной, и руками раз­водит.
А дьякон, длинногривый дьявол, прислонился к забору и щепочкой мой кулич с сапога счищает.
После выдают мне небольшую сумму с блюда и про­сят уйти, потому, дескать, мешаю им криками.
Ну, вышел я за ограду, покричал оттеда на отца-дьякона, посрамил его, а после пошел.
А теперь куличи жру такие, несвяченые. Вкус тот же, а неприятностей куда как меньше.

#116 Леон

Леон

    профессор

  • Коллекционер
  • 4 718 сообщений
  • я прочёл и понял Устав:да
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва, ЦАО
Репутация: 1 280
PROOF

Отправлено 06.05.2013 - 09:58:20

Скачал в iBook 7-томник Зощенко, оказывается, многое не читал. Вот тоже нормальный: МИХАИЛ ЗОЩЕНКО ДРОВА И не раз и не два вспоминаю святые слова — дрова. А. Блок Это подлинное происшествие случилось на Рождестве. Газеты мелким шрифтом в отделе происшествий отметили, что случилось это там-то и тогда-то. А я — человек любопытный. Я не удовлетворился сухими газетными строчками. Я побежал по адресу, нашёл виновника происшествия, втёрся к нему в доверие и попросил подробнее осветить всю эту историю. За бутылкой пива эта вся история была освещена. Читатель — существо недоверчивое. Подумает: до чего складно врёт человек. А я не вру, читатель. Я и сейчас могу, читатель, посмотреть в ясные твои очи и сказать: «Не вру». И вообще я никогда не вру и писать стараюсь без выдумки. Фантазией я не отличаюсь. И не люблю поэтому растрачивать драгоценные свои жизненные соки на какую-то несуществующую выдумку. Я знаю, дорогой читатель, что жизнь много важнее литературы. Итак, извольте слушать почти святочный рассказ. «Дрова,— сказал мой собеседник,— дело драгоценное. Особенно, когда снег выпадет да морозец ударит, так лучше дров ничего на свете не сыскать. Дрова даже можно на именины дарить. Лизавете Игнатьевне, золовке моей, я в день рождения подарил вязанку дров. А Пётр Семёныч, супруг ейный, человек горячий и вспыльчивый, в конце вечеринки ударил меня, сукин сын, поленом по голове. — Это,— говорит,— не девятнадцатый год, чтобы дрова преподнесть. Но, несмотря на это, мнения своего насчёт дров я не изменил. Дрова — дело драгоценное и святое. И даже когда проходишь по улице мимо, скажем, забора, а мороз пощипывает, то невольно похлопываешь по деревянному забору. А вор на дрова идёт специальный. Карманник против него — мелкая социальная плотва. Дровяной вор — человек отчаянный. И враз его никогда на учёт не возьмёшь. А поймали мы вора случайно. Дрова были во дворе складены. И стали те общественные дрова пропадать. Каждый день три-четыре полена недочёт. А с четвёртого номера Серёга Пестриков наибольше колбасится. — Караулить,— говорит,— братишки, требуется. Иначе,— говорит,— никаким каком вора не возьмёшь. Согласился народ. Стали караулить. Караулим по очереди, а дрова пропадают. И проходит месяц. И заявляется ко мне племянник мой, Мишка Власов. — Я,— говорит,— дядя, как вам известно, состою в союзе химиков. И могу вам на родственных началах по пустяковой цене динамитный патрон всучить. А вы,— говорит,— заложите патрон в полено и ждите. Мы,— говорит,— петрозаводские, у себя в доме завсегда так делаем, и воры оттого пужаются и красть остерегаются. Средство,— говорит,— богатое. — Неси,— говорю,— курицын сын. Сегодня заложим. Приносит. Выдолбил я лодочку в полене, заложил патрон. Замуровал. И небрежно кинул полешко на дрова. И жду: что будет. Вечером произошёл в доме взрыв. Народ смертельно испугался — думает чёрт знает что, а я-то знаю, и племянник Мишка знает, — в чём тут запятая. А запятая — патрон взорвался в четвёртом номере, в печке у Серёги Пестрикова. Ничего я на это Серёге Пестрикову не сказал, только с грустью посмотрел на его подлое лицо, и на расстроенную квартиру, и на груды кирпича заместо печи, и на сломанные двери — и молча вышел. Жертв была одна. Серёгин жилец — инвалид Гусев — помер с испугу. Его кирпичом по балде звездануло. А сам Серёга Пестриков и его преподобная мамаша и сейчас живут на развалинах. И всей семейкой с нового году предстанут перед судом за кражу и дров пропажу. И только одно обидно и досадно, что теперича Мишка Власов приписывает, сукин сын, себе все лавры. Но я на суде скажу, какие же, скажу, его лавры, если я и полено долбил, и патрон закладывал? Пущай суд распределит лавры». 1926

#117 ермакъ Н-ск

ермакъ Н-ск

    научный сотрудник

  • Новичок
  • 608 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:новосибирск
Репутация: 35
MS 60 (Mint State)

Отправлено 06.05.2013 - 15:29:13

Уважаемый Леон, насчет семитомника - чувство доброй зависти. А рассказ сей я тоже планировал публикнуть, но в начале будущего отопительного сезона. Опередили. И правильно. Потому что, судя по погоде, нынешний еще не закончился.

#118 Леон

Леон

    профессор

  • Коллекционер
  • 4 718 сообщений
  • я прочёл и понял Устав:да
  • Пол:Мужчина
  • Город:Москва, ЦАО
Репутация: 1 280
PROOF

Отправлено 07.05.2013 - 12:23:31

Вот тоже класс:) МИХАИЛ ЗОЩЕНКО ТЯЖЁЛЫЕ ВРЕМЕНА Перед магазином егорьевского кредитного общества Иван Егорыч остановился. Он успокоительно похлопал рукой по брюху лошади и сказал ей: — Входи, Маруська... Входи, не пужайся. Чичас мы тебе хомут купим, дура твоя голова. Не понимаешь своего счастья... Лошадь тревожно фыркнула одной ноздрёй и вошла вместе с хозяином в помещение. Покупатели радостно удивились. Кто-то с восторгом махнул рукой и сказал: — Ну-у, лошадь, братцы, в лавку пришедши. Ах, дуй их горой! Маруська остановилась у прилавка и ткнулась мордой в конторку, рассчитывая на овёс. Заведывающий испуганно отстранился и обидчиво сказал Иван Егорычу: — Да ты что ж это, бродяга? Ты что ж это с лошадью пришедши? — Да мне хомут надо-то,— сказал Иван Егорыч.— Примерить чтоб... А лошадь, ты не беспокойся, она тихая. Не путается посторонних предметов. Заведывающий отмахнулся от лошадиной морды счётами и с удивлением сказал, обращаясь к покупателям: — Да что ж это, братцы? Лошадь у меня в магазине... Да что ж это такое будет? Она и нагадить может на полу... И покупателя раздавить... — Нету,— сказал Иван Егорыч,— она дюже смирная. Гляди, стоит, в конторке роется... Не махай на её счётами-то. Не имеешь права махать на животную. Заведывающий побагровел, всплеснул руками и бросился к двери, призывая на помощь милицию. — Ладно, не расстраивайся,— сказал Иван Егорыч.— Не рви глотку-то — жрать пригодится... Ну нельзя — не надо. Эка штука. Так бы и сказал: нельзя, мол, с лошадью. Я и уйду. Дерьма тоже. Егорыч потянул лошадь за уздечку, чмокнул губами и сказал: — Что ли идём, Маруська. Гонят отсюдова, дьяволы. Иван Егорыч вышел из лавки, плюнул сквозь зубы на дверь и сказал, обращаясь к публике: — Ну и времечко. Лошадь в лавку не допущают... А давеча мы с ей в пивной сидели — хоть бы хны. Слова никто не сказал. Заведывающий даже лично смеялся искренно. А этот нашёлся гусь... Ну времечко. — М-да,— сказал кто-то из толпы сочувственно,— тяжёлые времена. 1925

#119 ермакъ Н-ск

ермакъ Н-ск

    научный сотрудник

  • Новичок
  • 608 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:новосибирск
Репутация: 35
MS 60 (Mint State)

Отправлено 16.05.2013 - 18:17:02

Очень симпатичный РАССКАЗ О СТУДЕНТЕ И ВОДОЛАЗЕ

Вот интересно. Подрались два человека. Схватились два человека, и слабый человек, то есть совершенно ос­лабевший, золотушный парнишка, наклепал сильному.

Прямо даже верить неохота. То есть как это слабый парень может, товарищи, нарушить все основные физи­ческие и химические законы? Чего он сжулил? Или он перехитрил того?

Нет! Просто у него личность преобладала. Или я так скажу — мужество. И он через это забил своего врага.

А подрались, я говорю, два человека. Водолаз, товарищ Филиппов. Огромный такой мужчина, с буденновскими усами. И другой парнишка, вузовец, студент. Такой до­вольно грамотный, полуинтеллигентный студентик.

Между прочим, однофамилец нашего знаменитого со­ветского романиста Малашкина.

Водолаз Филиппов, я говорю, был очень даже здоро­вый тип. В водолазном деле слабых, конечно, не упот­ребляют, но это был ужасно здоровый дьявол.

А студент был, конечно, мелковатый, непрочный субъект. И он красотой особой не отличался. Чего-то у него завсегда было на морде. Или золотуха. Я не знаю.

Вот они и подрались.

А только надо сказать, промежду них не было классо­вой борьбы. И тоже не наблюдалось идеологического расхождения. Они оба-два были совершенно пролетар­ского происхождения. У них драка возникла на любов­ной подкладке. Они просто, скажем грубо, не поделили между собой бабу! На этом году революции они не поде­лили бабу! Это ж прямо анекдот.

Такая была Шурочка. Так, ничего себе. Ротик, носик — это все есть. Но особенно такого сверхъестественного в ней не наблюдалось.

А водолаз, товарищ Филиппов, был в нее сильно и че­ресчур влюбившись.

А она с ним немножко погуляла и перекинулась на сторону полуинтеллигенции. Она на Малашкина кину­лась. Может, он ей разговорчивей показался. Или у него руки были чище. Я не знаю. И у нее с ним возникла пылкая любовь.

А тот, знаете, и сам не рад своему счастью. Потому, глядит, очень ужасный у него противник. Однако виду не показывает. Ходит довольно открыто и водит свою мадам в разные места. И водит храбро, под ручку. Так через двор и ведет, в то время как водолаз на них смотрит. Но студент виду не показывает, что робеет, и знамя своей любви высоко держит.

А водолаз, конечно, его задевает. Прямо не дает ему дыхнуть.

Называет его разными хамскими именами и при слу­чае в грудь пихает. Пихнет и говорит:

  • А ну, выходи на серенаду! Сейчас я тебе, паразит, башку отвинчу.

Ну, конечное дело, студент терпит. Отходит.

А раз однажды стоят ребята во дворе дома. Тут все правление. Члены. Контрольная комиссия. Водолаз тоже сбоку стоит. И вдруг идет по двору Костя Малашкин со своей Шурочкой. И так как-то мило идут. Любовно. А во­долаз нарочно громко говорит контрольной комиссии:

  • На морде, говорит, проказа, а между прочим, лю­бовь крутит и барышень до самых дверей провожает.

Тогда студент провожает свою даму и возвращается назад.

Он возвращается назад, подходит до компании и уда­ряет товарища водолаза по морде. Водолаз, конечно, удивляется такому нахальству и хлоп, в свою очередь, студента. Студент брык наземь. Водолаз к нему подбега­ет и хлоп его обратно по брюху и по разным важным местам.

Тут, конечно, контрольная комиссия оттеснила водо­лаза от студента. Поставили того на ноги. Натерли его слабую грудку снегом и отвели домой.

Тот ничего, отдышался и вечером вышел подышать свежей прохладой.

Он вышел подышать прохладой и на обратном ходу встречает водолаза. И тогда он снова быстрым темпом подходит до водолаза и обратно бьет его в харю.

Только на этот раз не было контрольной комиссии, и водолаз, товарищ Филиппов, порядочно отутюжил наше­го студента. Так что пришлось его на шинельке домой относить.

Только проходит, может, полторы недели. Студент со­вершенно поправляется, встает на ножки и идет на до­мовое собрание.

Он идет на домовое собрание и там обратно встречает водолаза.

Водолаз хочет его не увидеть, а тот подходит до него вплотную и снова ударяет его по зубам.

Тут снова происходит безобразная сцена. Студента кидают, вращают по полу и бьют по всем местам. И сно­ва уносят на шинельке.

Только на этот раз дело оказалось серьезней. У сту­дента буквально, как говорится, стали отниматься перед­ние и задние ноги.

А дело было к весне. Запевали птички, и настурции цвели. И наш голубчик студент после этой битвы еже­дневно сидел у раскрытого окна — отдыхал. И водолаз завсегда отворачивался и проходил мимо. А когда к водо­лазу подходил народ, даже хотя бы с контрольной ко­миссии, он ужасно сильно вздрагивал и башку назад от­кидывал, будто его бить собирались.

Через недели две студент еще три раза бил водолаза и два раза получил сдачи, хотя не так чувствительно.

А в третий и в последний раз водолаз сдачи не дал. Он только потер побитую морду и говорит:

— Я, говорит, перед вами сдаюсь. Я, говорит, через вас, товарищ Костя Малашкин, совершенно извелся и форменно до ручки дошел.

Тут они полюбовались друг другом и разошлись.

Студент вскоре расстался со своей Шурочкой. А водо­лаз уехал на Черное море нырять за «Черным принцем».

На этом дело и кончилось.

Так что сила — силой, а против силы имеется еще од­но явление.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей